Новости   Библиотека   Ссылки   Карта сайта   О сайте  



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Две скульптуры Государственного Эрмитажа

В Эрмитаже в Ленинграде хранятся бесценные шедевры искусства. Возраст многих из них измеряется веками и тысячелетиями. Выполнены они в большинстве случаев иноземными мастерами, а значит, их путь в музей не всегда был гладким и быстрым. И действительно, среди произведений искусства из камня немало таких, с которыми связаны исторические лица и события, порою очень бурные и запутанные. В этом отношении большой интерес вызывает мраморная статуя Венеры Таврической, вот уже более двух столетий находящаяся в России. Как же скульптура, рожденная в Древнем Риме, попала в столицу России на Неве?

Новая история статуи начинается в 1719 г., когда в Рим по поручению Петра I приехал капитан Юрий Кологривов. Основная цель его поездки состояла в проверке успехов в обучении и поведении молодых русских людей, посланных за границу для учебы. Но энергичный царь редко довольствовался только одним заданием. Так было и на этот раз. Кологривову поручили покупку ценных антиков: мраморных статуй, бюстов, ваз и других художественных изделий, подобных тем, которыми в то время в изобилии украшали залы дворцов и замков в Европе. Царь строго распорядился: при покупке пуще зеницы ока беречь деньги и стараться заполучить нужную вещь как можно дешевле.

Кологривову в Италии повезло. В первые дни пребывания в Риме он встретился с человеком, только что выкопавшим из земли великолепную мраморную статую. Казалось, обстоятельства складываются самым лучшим образом. Но незадолго перед этим папа римский Климент XI категорически запретил продажу иностранцам итальянских древностей. Он поступил так потому, что был знатоком и покровителем искусства. Климент XI основал в Болонье знаменитую Академию художеств и платил большие деньги знатоку древностей Ассемани за редкие восточные рукописи для Ватиканской библиотеки. Он не мог примириться с потерей для своей страны художественных сокровищ Древнего Рима, а между тем с каждым годом возрастал спрос на прекрасные антики. Вот почему появился папский запрет на вывоз древних художественных ценностей.

В трудной обстановке Кологривов не растерялся и не отказался от мысли приобрести статую. Более того, неблагоприятная обстановка в известном отношении даже помогла ему, потому что папский эдикт привел к понижению цен на рынке на античные скульптуры. Теперь редкий иностранец отваживался приобрести ценность, которую только контрабандой можно было переправить в свою страну. У собственника только что откопанной скульптуры появилась вполне реальная перспектива созерцать великолепное мраморное изваяние и по-прежнему оставаться бедным. Так не лучше ли тайно продать скульптуру, пусть даже по дешевке, безумцу или пройдохе, который рассчитывает как-то обмануть бдительных таможенников папы и нелегально вывезти ее из Рима?

Кологривов в марте 1719 г. писал в Петербург о развернувшихся событиях: «На сих днях купил я статую марморовую Венуса, старинная, найденная с месяц; как могу, хоронюся от известного охотника и скульптору вверил починку ее; не разнит ничем от Флоренской славной (Кологривов имеет в виду знаменитую статую Венеру Медичи.-В. Л.), но еще лучше тем, что сия - целая, а флоренская изломана во многих местах; у незнакомых людей попалась, и ради того заплатил я за нее сто девяносто шесть ефимков (Ефимок - иностранная крупная серебряная монета, обращавшаяся в XVII в. в Московском государстве. Весил ефимок примерно 28 г. ), а как бы купить иначе, скульптор говорит - тысяч десять и более стоит; только за то опасаюсь - о выпуске, однако уже она Вашего Величества и еще будет починки кругом ее месяца на два...» (Успенский Л., Шнейдер К. За семью печатями. М., «Молодая гвардия», 1958, с. 18).

Кологривов оказался прав, опасаясь отказа на разрешение вывоза статуи за пределы Рима. Климент XI не сделал исключения даже для русского царя, о котором так много говорили в те годы в Европе. Папа, римский рассуждал следующим образом: «Закон есть закон! Ему подчиняются все, а тем более правители, понимающие лучше других людей значение государственных установлений. И если северный царь приобрел статую, то что же, пусть владеет ею здесь на месте! А вывозить античную скульптуру из Рима не разрешаю!». (Успенский Л., Шнейдер К. За семью печатями. М., «Молодая гвардия », 1958, с. 18. ). И все-таки вскоре был найден оригинальный выход из трудного положения. Пришлось идти окольным путем, оказав давление на религиозные чувства католиков. В те годы к русскому государству была присоединена Прибалтика. В столице Эстляндии Ревеле (ныне Таллин) в захудалом монастыре обнаружили останки католической святой Бригитты, считавшейся «просветительницей эстов», как ее титуловал Ватикан. С XVI в., когда эстонцы стали лютеранами, они совершенно забыли святую Бригитту и не оказывали ее останкам никакого внимания. А русской церкви тем более не было никакого дела до чужих святынь. Вот так мощи святой Бригитты оказались забытыми.

Кто-то в русском посольстве в Риме кстати вспомнил об останках эстонской католической святой. Вскоре по городу поползли слухи о том, что его Апостолическое Святейшество папа римский, заботясь о славе и почестях святых, крайне огорчен горестной судьбой мощей святой Бригитты. За нетленные останки святой и возвращение их в лоно истинной церкви он готов заплатить любые деньги. Однако московский царь, не дорожа мощами святой Бригитты и пренебрегая значением их для верующих, легкомысленно отказался от продажи. Но Петр I, бесстыжий правитель, согласен на обмен. Московский государь может отдать бесценную для католиков реликвию за изваяние нагой языческой блудницы, изготовленной, наверное, самим Сатаной для совращения правоверных.

Слухи дошли до Климента XI и, несмотря на свою беспочвенность, заставили глубоко задуматься. Зная положение в католической религии и политическую ситуацию в Европе, папа римский понимал, что его правление не было успешным. Он допустил много промахов. За время его правления римский престол потерял такие важные области как Сицилию, Сардинию, Парму и Пиачченцу. А что принесла его большая любовь к искусству и наукам? Да, он содействовал их развитию, но многими католиками, даже не фанатически настроенными, это покровительство папы рассматривалось как мирская суетность. И хотя Климент XI стоит над всеми верующими, но и он может оказаться в тяжелом положении, если рискнет сохранить изображение в мраморе нагой красавицы ценой потери святых мощей.

Просвещенный глава католической церкви прекрасно понимал художественную и материальную стоимость скульптуры, которая не шла ни в какое сравнение с остатками неведомого праха. И все же сложившееся положение было очень щекотливым. Не желая рисковать, Климент XI дал согласие на вывоз мраморной статуи. Так папа римский, не зная источника слухов, попал в хитроумный капкан, расставленный русскими дипломатами.

Любопытна и сама перевозка статуи в Петербург. Рассудив, что путь по морю ненадежен, решили отправить ее по суше. По удобным дорогам скультуру везли в специальной люльке, привязанной постромками к нескольким лошадям. В горах ее несли на руках. И везде, за много верст впереди драгоценного груза скакали нарочные, заботившиеся об исправлении дорог и укреплении мостов. Статуя пересекла Северную Италию, горы Тироля, степи Венгрии, поля Австрии, леса Польши, Белоруссии, Смоленщины и Псковщины. В это время в народе распространялись всякие небылицы. Бородатые крестьяне, узнав, что представляет собой так бережно охраняемый груз, приходили в ужас, плевались и крестились.

Статуя Венеры благополучно прибыла в столицу. Сначала ее установили в Летнем саду для всеобщего обозрения. Она стояла в специальном гроте под охраной часовых, менявшихся согласно уставу караульной службы шесть раз в сутки. Скульптуру назвали Петровской Венерой. Но нашлись фанатики, пытавшиеся ее разбить. Статую пришлось убрать с открытого места. В царствование Екатерины II ее поместили в Таврический дворец в Петербурге. С того времени ее стали называть Венерой Таврической.

Ныне прекрасная статуя выставлена в одном из залов Эрмитажа и неизменно вызывает восхищение у посетителей своими великолепными пропорциями и блестящим мастерством ваятеля. Ее стройное тело легких, несколько удлиненных пропорций, изящно и грациозно. Искусствоведы считают, что по своему замыслу она близка к знаменитой скульптуре Праксителя Афродите Книдской и представляет собой римскую копию с оригинала.

Другим интересным памятником античного искусства служит мраморная статуя римского императора Августа, выполненная около двух тысяч лет назад. Скульптура изображает сидящего Августа. С левого плеча ниспадает плащ, закрывая ноги и обнажая торс. В левой руке император держит скипетр, знак власти, в правой шар - символ вселенной, с изображением крылатой богини победы Виктории.

Скульптура Августа торжественна и величественна и по своему замыслу сходна с культовыми статуями главного божества Древнего Рима Юпитера. И хотя Октавиан был хрупкого телосложения, ниже среднего роста и часто болел, но здесь он изображен широкоплечим атлетом с мощной мускулатурой, с гладким лицом без морщин и складок. Эта героизация облика правителя типична для императорского Рима, она подкрепляла идею обожествленного правителя и оправдывала единоличную власть.

Вместе с тем в скульптуре отражены и конкретные черты лица Августа. Несомненно портретны заостренное книзу худощавое лицо, слегка сдвинутые брови и полная нижняя губа. Передана характерная прическа со слегка вьющимися волосами и отдельными прядями, ниспадающими на лоб. В скульптуре лицо Августа спокойно и ясно, свидетельствуя о его осторожной и скрытной натуре. Действительно, Август любил повторять афоризм Эврипида, знаменитого греческого драматурга V в. до н. э. : «Лучше вождь осторожный, чем слишком смелый».

Мрамор скульптуры обработан с высоким мастерством. Камень кажется мягким, а тонкая полировка ведет к незаметным, совершенно естественным переходам. Скульптуру оживляет плащ, обрисовывая форму колен, а четко проработанные глубокие складки создают многообразную игру света и тени. Ритм складок, многократно повторяющихся, усиливает впечатление торжественности и монументальности.

Интересно, что со стороны спины камень не обработан. По-видимому, скульптура стояла у стены в одном из мраморных храмов в городе Кумы в Италии, где ее нашли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© TOWNEVOLUTION.RU, 2001-2021
При копировании обязательна установка активной ссылки:
http://townevolution.ru/ 'История архитектуры и градостоительства'

Рейтинг@Mail.ru

Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь