Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
  Новости   Библиотека   Ссылки   Карта сайта   О сайте  
предыдущая главасодержаниеследующая глава

Экономический механизм современного парка (О. В. Григорьев)

Парк - один из объектов рекреационной сферы - традиционно относят к системе культурно-просветительных учреждений. Природный элемент парка формирует его функциональную обособленность не только в ряду КПУ, но и в более широком диапазоне учреждений культурно-досуговой направленности, предопределяет основной мотив посещения - отдых в природном окружении*. Поэтому создание условий для кратковременного отдыха человека в общении с природой составляет характерную особенность рекреационной деятельности парка, а значит и его главную функциональную задачу. Рекреационная функция как доминирующая признается и зарубежными исследователями. Так, оценивая характер государственной политики в области развития парков, советник президента Д. Ходэл указывал, что "парковый отдых должен быть ценен для посетителей прежде всего в рекреационном аспекте - способствовать восстановлению и поддержанию здоровья, физических и духовных сил"**.

* (Участие населения краевых и областных центров РСФСР в культурной жизни. Некоторые итоги социологического исследования. - М., 1987.)

** (Культура и искусство за рубежом. Серия: Культурно-просветительская работа. Самодеятельное творчество. Экспресс-информация/Гос. б-ка СССР им. В. И. Ленина. - 1987. - Вып. 5, 1-16. - С. 3.)

Рекреационная функция парка обладает собственной внутренней динамикой, свидетельством чего является возникновение целого ряда специализированных парков, объединенных определенной, подчас весьма узкой, темой, например, "отдых у воды" - гидропарк; "развлекательный отдых" - луна-парк и т. д. Разнообразие тематики парков и возрастающее количество специализированных парков следует воспринимать как реакцию на появление новых видов отдыха. А сама тенденция развития сети специализированных парков может рассматриваться в качестве благоприятной, положительно влияющей на результативность проведения свободного времени.

Специализированные парки имеют определенные преимущества по сравнению с комплексными (ПКиО). Некоторые из них, например луна-парки, могут занимать сравнительно небольшие территории и достаточно свободно размещаться на площади города. Их можно располагать и на неудобьях, примером тому служит построенный в Великобритании гидропарк "Торп" на месте заброшенных карьеров. Уровень обслуживания, а следовательно, и удовлетворенность отдыхом здесь объективно выше, чем в однотипных зонах комплексных парков (если таковые в них имеются). Причина - более высокий уровень материально-технической базы, профессионализм персонала и т. д.

* (Следствием широкого развития аттракционных комплексов в парках стало резкое возрастание рекреационных нагрузок на его природный ландшафт, нарушающих экологический баланс не только парка, но и прилегающих к нему территорий. Чтобы свести к минимуму это воздействие, необходимо развивать сеть городских луна-парков.)

Благодаря тому, что деятельность специализированного парка ориентирована на определенный вид отдыха, а значит, на создание конкретных рекреационных благ (услуг), многие ее аспекты (экономический, содержательный, организационный, кадровый и др.) стандартизированы.

Можно отметить еще одно обстоятельство, касающееся специализированных парков. Это, как правило, коммерческие и высококоммерческие учреждения, выделившиеся в самостоятельные из комплексных парков в процессе развития рекреационного рынка товаров и услуг.

Средства, полученные от тематических парков, могут быть использованы в качестве источника финансирования малорентабельных и некоммерческих объектов, социально значимых с точки зрения общественных потребностей. Это тем более важно для создания экономически обоснованной модели функционирования учреждений подотрасли.

Тенденция к специализации отнюдь не означает, что специализированный парк в конечном счете вытеснит комплексный (ПКиО). Специализация затронет прежде всего крупные и средние города, где значительнее дифференциация потребностей, а их конкретные виды имеют широкий охват и поддаются статистическому учету (ведь строительство специализированных парков требует значительных капитальных вложений, ориентировано на экономическую целесообразность их деятельности, т. е. предполагает поглощение ощутимого рекреационного потока). В малых городах, поселках городского типа и селах комплексный парк и впоследствии останется наиболее распространенным типом. Но и в этих условиях его "комплексность" должна быть направлена на удовлетворение наиболее значимых потребностей. Динамика рекреационных потребностей населения определяет развитие парков. В этом смысле рекреационная функция является доминирующей.

Другой сопоставимой по значимости является экологическая функция. В известной степени саморазделение их носит преднамеренно условный характер. В самом деле, если посещение парка вызвано потребностью человека в отдыхе в природном окружении, то было бы неверно игнорировать и экологический мотив пребывания в нем как удовлетворяющий потребность индивида в определенном качестве окружающей среды. Свойства парковой среды, если не принимать во внимание небольшие по площади парковые объекты, контрастируют с качествами городской среды. Здесь ниже запыленнность и загазованность воздуха, менее ощутим городской шум и т. д.

Нельзя забывать и внешнее экологическое воздействие парка, ибо он способствует созданию благоприятной экоситуации в городе, принимая на себя промышленный и транспортный "выхлоп".

Развитие и углубление названных функций и связанных с ними видов деятельности приобретает в настоящий момент для подотрасли первостепенное значение. Движение парков в этом направлении чрезвычайно перспективно еще и потому, что признаком современного образа жизни является стремительный рост городских агломераций и субурбанизированных зон вокруг них. При этом происходит отторжение, иногда совершенно неоправданное*, значительных по размерам угодий, ранее использовавшихся в рекреационных целях. Порог рекреационной доступности (для загородного отдыха), определяемый радиусом в 40-50 км, уже не всегда может считаться действующим. Одновременно ощущается острый недостаток времени для поездок за город. Компромиссное решение может предложить городской парк, являющийся едва ли не единственным рекреационным объектом внутри городских поселений. В парке можно моделировать практически все известные виды занятий, связанные с отдыхом на природе. При этом пусть частично, но все же решается множество важных как с точки зрения общества, так и индивида задач: регулирование до определенной степени рекреационных потоков, а следовательно, нагрузок на экологический баланс природных объектов; сглаживание пиковых нагрузок на транспорте, особенно в выходные и праздничные дни (так называемая транспортная усталость сводит к минимуму результаты такой поездки); рационализация затрат времени и денежных расходов, неизбежно возникающих при таких поездках (воздействие на семейный бюджет времени и средств и т. д.).

* (Пойма реки Чертановки (г. Москва) с характерным пересеченным рельефом еще несколько лет назад имела высокую рекреационную полезность. Она использовалась как зона отдыха для летних и зимних видов отдыха. Ныне здесь с широким размахом ведутся земляные и гидротехнические работы - срываются и засыпаются овраги, планируется рельеф. А ведь можно было бы здесь создать прекрасный тематический парк или рекреационную зону.)

Определение функций современного парка не является в данном случае самоцелью. Однако есть сомнение в том, что процесс развития этих функций не будет искусственно задерживаться. Поводом для такого сомнения служит действующий в подотрасли экономический механизм. Механизм, не подкрепленный определенными эколого-рекреационными и культурными программами, т. е. не имеющий конечной, либо промежуточной (культурной и эколого-рекреационной) цели, будет содействовать возникновению в парках коммерческих производств, не отвечающих его главной задаче - организации полноценного и продуктивного отдыха. А такие производства не только не приживаются, но и получают вполне объяснимое с точки зрения рыночного механизма (направленного на восполнение создающегося дефицита товаров и услуг) развитие. Речь идет о том, что в условиях хозрасчета, усвоенного парком еще в 60-е гг., осуществляется принцип планирования его финансовой деятельности. Рентабельность рассматривается как едва ли не основной показатель результативности этого культурно-просветительного учреждения. Но, если свести задачу парка лишь к зарабатыванию средств, то в условиях значительных дефицитов в обеспеченности населения, промышленных предприятий и других учреждений, обслуживающих их потребности услугами, экономическая целесообразность финансовых заданий вынудит парковых работников развивать более рентабельные, но не присущие парку и не потребляемые внутри него услуги и производства. Переоценка экономического фактора не может не отразиться на социальной, культурной и эколого-рекреационной функциях, так как сама ситуация порождает условия отторжения экономической деятельности парка от содержательной.

То, что опасность "теневой" коммерциализации деятельности парка существует, свидетельствуют следующие факты, зафиксированные автором в ходе натурных обследований и анализа материалов статистической отчетности (форма П-НК, форма 7-ТЗ), проведенного в 1986-1987 гг. Изучались структура общих поступлений, структура доходов от платных услуг, объем платных услуг, приходящийся на одного городского жителя, номенклатура услуг, их материальное обеспечение и некоторые другие показатели.

Исследования выявили: структура общих поступлений носит в большинстве парков достаточно выраженный утилитарный характер. В настоящий момент основными, формирующими бюджет парка являются доходы от производственных мастерских и в меньшей степени средства, заработанные от рекреационных платных услуг. Мастерские оказывают различного рода оформительские услуги: производство средств наглядной агитации по гражданской обороне (парки Ростовской области); изготовление рекламных стендов и др. (городской сад в г. Кемерово); промышленно-кустарное производство (картонажный цех, пиротехнические мастерские (парки Харькова); производство могильных оград (г. Таганрог).

В некоторых парках объем доходов по этим статьям (в статистической отчетности - форма 7-ТЗ - они фигурируют в графе "Прочие доходы") перекрывает поступления от платных услуг населению. Например, сумма доходов от мастерских в ПКиО "Октябрьской Революции" (г. Ростов-на-Дону) превысила в 1985 г. 247,0 тыс. рублей или 75% совокупного дохода; в ПКиО "Сокольники" поступления от аренды за тот же период составили 730,0 тыс. рублей или 58% дохода; художественные мастерские, аренда и др. принесли Кемеровскому городскому саду доход в 795,0 тыс. рублей или 59% (примечательно, что в 1978 г. структура поступлений в последнем из названных парков была практически полярна нынешней. На тот момент доходы парка от платных услуг составляли 72% от общих поступлений, т. е. 614 тыс. рублей).

Все перечисленные парки на период исследования имели большие и средние финансовые обороты. Однако деформация структуры доходов, фиксируемая при сопоставлении удельных весов двух главных источников накопления парков, наблюдалась и среди так называемых "малых" объектов. Общий доход, например, Кошарского парка (Ростовская обл.) равнялся в 1985 г. 3,9 тыс. рублей, из них от платных услуг было получено 0,3 тыс. рублей (7,6%). В ПКиО г. Белово (Кемеровская обл.) доходы от прочих видов деятельности составили 94%. Помимо выше упомянутого Кошарского парка еще два ПКиО Ростовской области получают от производственной деятельности свыше 80% общих поступлений - Старочеркасский парк, Парк 1 Мая. В Ростовской области 9 парков или треть учреждений подотрасли работают по такой "полупроизводственной" схеме.

Рассматривая парки Кемеровской и Ростовской областей в целом, анализируя структуру их доходов, можно отметить два главных момента. Первое - наблюдается чрезвычайно высокий удельный вес прочих доходов в общей структуре средств. В Кемеровской области он составил 53% совокупных поступлений, в Ростовской - 44% (1985 г.). Второе - динамический ряд этих показателей (1978-1985 гг.) как по отдельным паркам, так и по совокупности парков конкретных областей показывает, что нерациональная коммерческая направленность их хозяйственной деятельности сохраняется (объем непрофильных видов деятельности парков в Ростовской области в 1978 г. составил 41% доходов, в Кемеровской - 57%) и носит стабильный характер. Какого-либо существенного перераспределения поступающих средств в пользу рекреационных услуг за исследуемый период не произошло.

Вывод о деформированности структуры поступлений можно экстраполировать и на всю совокупность учреждений подотрасли Российской Федерации. Согласно статистическим материалам (1985 г.) объем финансовых поступлений в бюджет парков от непрофильных видов деятельности составил в РСФСР 38%, превышая в некоторых территориях половину их доходов (71% в Магаданской области).

Характерным проявлением коммерческой направленности деятельности ПКиО является и сама структура платных услуг. Результативность работы оценивается преимущественно по объемам экономической деятельности, именно на увеличение этих объемов и направлены усилия парковых работников, а отсюда и возникает недостаточно обоснованный подход к формированию структуры этой деятельности.

Анализируя доходы парков (1986-1987 гг.), мы пришли к следующему выводу: основным фиксируемым процессом была дифференциация услуг на высокодоходные (аттракционы, игровые автоматы) и низкодоходные (услуги оздоровительной направленности, экологические и др.) услуги. Первые значительно преобладают в общей структуре деятельности, вторые - развиты слабо либо отсутствуют вовсе. Данные по десяти обследованным паркам Москвы, Набережных Челнов, Казани и др. свидетельствуют: отношение доходов от аттракционов к прочим доходам от услуг в 1985 г. составило 3:2 (или 57% доходов от услуг). При этом в двух парках - ЦПКиО им. Горького (г. Казань) и Черниговском парковом комплексе это отношение составило 4:1 (соответственно 81 и 80% доходов от услуг).

Примерно такая пропорция была зарегистрирована и на более крупном массиве информации о финансовой деятельности ПКиО Кемеровской области. Соотношение доходов от аттракционов и доходов от прочих услуг здесь приблизилось в 1985 г. к 3:1 (или 72% доходов от услуг), причем в некоторых ПКиО ("Березовая роща", Комсомольский парк) доходы от услуг были получены преимущественно за счет аттракционов, а в ПКиО "Осинники" - исключительно благодаря поступлениям от аттракционов и игровых автоматов.

Аналогичное соотношение - 3:1 (76% доходов от услуг) наблюдалось и по совокупности парков Ростовской области. В девяти (т. е. в 1/3 ПКиО) поступления от аттракционов и игровых автоматов превысили 90% доходов от платных услуг.

Анализ данных в динамике показывает, что тенденция изменения структуры доходов от платных услуг в пользу аттракционов однозначна. Так, в 1978 г. в Кемеровской области указанное соотношение составляло 1:1 (53% доходов - поступления от аттракционов); в Ростовской области - 3:2 (или 59% доходов от услуг).

Можно даже утверждать, что соотношение услуг на сегодняшний день несколько ниже реально возможного при определенной свободе финансовой деятельности. Логично предположить, что, если за основной показатель деятельности ПКиО принять рентабельность, то окажется: на сегодня в парке, кроме аттракционов и игровых автоматов, других конкурентоспособных услуг нет. В этом случае структура услуг как источник формирования бюджета уже не действительна, основным источником доходов становятся аттракционы и игровые автоматы. Однако этот вполне закономерный процесс нарушается обстоятельствами субъективного (отсутствие необходимых мощностей для производства аттракционов в нужном количестве и ассортименте) и объективного (возрастающий спрос со стороны населения на другие услуги парковой рекреации) характера. Случаи вышеуказанного замещения одних источников на другие не единичны (ПКиО "Осинники" Кемеровской области и др.) и не случайны. Они являются своеобразными индикаторами коммерциализации деятельности этих учреждений культурно-досуговой сферы.

Вывод о том, что в парках стремятся развивать лишь те услуги, которые дают безусловный и стабильный доход, был подтвержден и в ходе опроса экспертов, проведенного в 1986 г.1 Опрос показал, что услуги природоведческой и рекреационной направленности, т. е. именно те, что наиболее естественны для парка и соответствуют основному мотиву его посещения, практически не получили развития. Не получили широкого распространения коллективные формы проведения досуга, услуги семейного отдыха, хотя в "современном обществе не отдельный индивид, а преимущественно вся семья является основным участником рекреации"*.

* (Григорьев О. В., Селиверстова Л. Н. Платные услуги парков: результаты опроса экспертов. - М., 1986.- С. 3.)

В ходе натурных обследований было отмечено, что другие источники доходов по услугам носят в парках подчиненный характер (кроме аттракционов и игровых автоматов). Если расширение базы аттракционной техники и объемов получаемых от нее средств закономерно растет, что обусловлено в целом высокой рентабельностью аттракционов, то развитие прочих видов услуг происходит в высшей степени стихийно. Удельный вес и темпы их роста по сравнению с аналогичными показателями по аттракционам и игровым автоматам невелики. Рост либо падение доходов по этим статьям не имеет характера линейной зависимости и подвержен значительным колебаниям. Наличие таких колебаний свидетельствует о том, что структура услуг парков до сих пор не устоялась и не всегда функционально обусловлена. Так, в парках представлены платные виды обслуживания, дублирующие работу других учреждений культуры, в частности, клубов. Преимущественно это услуги обучающего характера: курсы кройки и шитья, машинописи, кружки английского языка, обучения игре на фортепиано, гитаре и др. Некоторое развитие получили в парках и такие непрофильные для них услуги, как звукозапись, коммунальные услуги и др. (ЦПКиО им. Горького, г. Москва, ПКиО, г. Набережные Челны и др.).

Очевидно, что в условиях стабильности сферы услуг конкурентоспособность этих непрофильных, т. е. функционально не присущих паркам видов услуг, молено поставить под сомнение, а их производство едва ли эффективно, поскольку для этого нет необходимых условий, а именно: материальных, финансовых и трудовых ресурсов, соответствующего опыта работы и т. д. Их присутствие в структуре услуг свидетельствует о наличии общих экономических связей, пронизывающих не только область культуры, но и в целом всю непроизводственную сферу. Эти связи подтверждаются создавшимся дефицитов в обеспеченности населения услугами быта и культуры. Коммерческая целесообразность, основанная на действии механизма рыночной конъюнктуры, диктует перенос производства некоторых дефицитных видов услуг (в том числе и бытовых) в непрофильные учреждения, в том числе в учреждения культуры, где они становятся рентабельными. В связи с этим не случаен перенос бытовых услуг, услуг других учреждений культуры в структуру видов деятельности парков. Критерии рентабельности и экономической эффективности действуют в противоположном для развития упомянутых выше функций парков направлении. Однако использование этих критериев "в качестве обобщающих показателей экономики культуры нельзя считать правильным с культурно-политической точки зрения. Такой подход свидетельствует о непонимании функции экономики социалистического общества и игнорирования роли культуры в реализации конечных целей социалистического общества"*.

* (Семейный клуб под открытым небом//Советская молодежь. - Рига. - 1987. - 4 июля.)

Деформация функций парка связана с коммерциализацией его деятельности. При этом речь идет не только о коммерциализации как о распространении форм массовой коммерческой культуры. Болезнь, которая затронула наши парки, глубже. Они становятся трансляторами и рентабельных парковых услуг, каковыми являются аттракционы и игровые автоматы, и по сути любого мелкотоварного производства (при сложившемся дефиците), которое может диктовать направления экономического, а значит, функционального развития парков. Вполне понятно "невнимание" парковых работников к организации полноценного досуга посетителей самыми широкими средствами парковой рекреации. Это приводит к снижению социальной значимости парка, ведь среди населения уже давно сложилось мнение о "несерьезности парковых мероприятий, о непрестижности участия в них".

Чтобы переломить складывающуюся неблагоприятную тенденцию изменения функций учреждений подотрасли, задать нужное обществу направление их развития, необходимо в кратчайшие сроки создать экологические и рекреационные программы развития парков. В них должны найти отражение особенности функционирования объекта в системе учреждений культуры (кратковременная рекреация в природном окружении). Подразумевается коренным образом изменить действующий в настоящий момент в подотрасли хозяйственный механизм. Необходимо существенно пересмотреть шкалу экономических показателей, сведя к минимуму значение рентабельности производства; так как "в условиях коммерциализации характер экономических отношений и связей позволяет реализовать на рынке только конкурентоспособные продукты"*, что не может не отразитися на сокращении номенклатуры социально важных услуг (образовательных, ориентированных на детей и лиц пенсионного возраста с невысоким уровнем достатка и т. д.). По отношению к паркам следует отказаться от диктата, спускаемого сверху финансового плана**. Планирование должно исходить снизу, обеспечиваться конкретными, реальными условиями каждого объекта, а чтобы объем деятельности не был искусственно занижен, нужно создать для работника такие условия, при которых он был бы заинтересован в максимальной напряженности задания, т. е. нужно привести в действие систему материального стимулирования. Широкое развитие в парках должен получить бригадный подряд (хорошо, кстати, зарекомендовавший себя в ЦПКиО им. Горького, г. Москва), аренды парковых сооружений, оборудования на кооперативных началах. Чрезвычайную актуальность для подотрасли имеет проблема улучшения кадрового состава. Здесь единственный путь - значительное повышение заработной платы. Кроме того, совершенно необходимо обеспечить реальную самостоятельность паркам в выборе предлагаемых программ, а также средств и методов их реализации. Устанавливать оптимальные пропорции развития сети, а не одних только коммерческих парков - это принципиально - можно с помощью экономического механизма (например, каждый тип парка вносит определенный процент с оборота). Некоммерческие парки при этом могут не только не облагаться налогом, но, наоборот, получать дотации как из бюджета за счет перераспределения полученных от высокорентабельных объектов, так и через местные средства в виде отчислений промышленных предприятий на соцкультбыт. При этом, чтобы создать приблизительно равные условия обслуживания в коммерческих и некоммерческих группах парков, требуется и там, и там соблюсти примерно одинаковый уровень зарплаты.

* (Новотный О., Фишер Я. Экономика культуры. - М., 1987. - С. 237. )

** (Например, снять установленный Советом Министров СССР на 1995 г. показатель объема предоставляемых учреждениями культуры услуг, равный 170 млн. рублей, значительная доля которого приходится на ПКиО как на "зарекомендовавший" себя с коммерческой точки зрения объект.)

Системой налогов, а не запретов можно регулировать и саму номенклатуру услуг. Так, социально нежелательные виды могут быть обложены таким налогом, при котором производитель не будет заинтересован в их распространении. Нужно устранить все формы зависимости парка от отраслевого министерства: ликвидировать систему лимитного распределения средств производства, предоставив право паркам производить закупку необходимого оборудования самостоятельно; снять все формы отчетности, за исключением финансовой и по показателю посещаемости, т. е. тех, которые необходимы для анализа и прогноза развития (сбалансированного) подотрасли, принятия своевременных, обоснованных с точки зрения эколого-рекреационных программ решений; отменить категорийность по оплате труда, которая в условиях реального хозрасчета и самостоятельности учреждений не имеет никакого смысла. Специальные учреждения должны широко использовать льготное долгосрочное кредитование парков для их реконструкции, развития материально-технической базы, осуществления строительства новых объектов.

Данные предложения далеко не исчерпывают тех необходимых мероприятий, которые ждут своей реализации в подотрасли. Список их можно значительно расширить, но при этом они должны соблюсти всего лишь одно условие: углублять и развивать эколого-рекреационную функцию парков.

(О. В. Григорьев - мл. научный сотрудник НИИ культуры. Первая публикация.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска



© Злыгостев Алексей Сергеевич подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://townevolution.ru/ "TownEvolution: История архитектуры и градостоительства"