Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
  Новости   Библиотека   Ссылки   Карта сайта   О сайте  
предыдущая главасодержаниеследующая глава

Раздел 2. Архитектурно-планировочная организация парков

Парки-памятники в контексте современного города (А. П. Вергунов)

Сейчас повсеместно возрождается интерес к отечественной истории и культуре. Десятки русских усадебных парков поставлены на учет в качестве мемориальных мест, все они связаны с именами выдающихся деятелей искусства, литературы, науки как материальные свидетельства, причастные к истории России. Только среди "литературных" парков находятся такие наиболее известные, как Михайловское, Тригорское, Болдино, хранящие память о А. С. Пушкине; Тарханы, посвященные памяти М. Ю. Лермонтова; Карабиха - усадьба Н. А. Некрасова; Спасское-Лутовиново - И. С. Тургенева; Ясная Поляна - Л. Н. Толстого; Щелыково - А. Н. Островского и многие другие. Популярность этих мест огромна. Так, Ясную Поляну посещают до 500 тыс. человек в год. Степень сохранности перечисленных парков, разумеется, неодинакова, но всех их объединяет то, что они рассматриваются ныне как мемориальные, каждый подлежит заповеданию, установлению режима строгой охраны ландшафта.

Нас не должны успокаивать отдельные, хотя, возможно, и блестящие успехи советских реставраторов в восстановлении нескольких дворцово-парковых ансамблей под Ленинградом как в послевоенное время, так и за последние годы. Ведь значительная часть усадебных парков - тех, что уцелели в годы войны - быстро разрушается, а многие уже погибли практически безвозвратно. Так, по данным парколесоустроителей экспедиции "Леспроект", обследовавшей более ста заброшенных парков XVIII-XIX вв., на территории Брянской, Калужской, Владимирской, Орловской, Новгородской областей каждая пятая усадьба уже не может быть восстановлена и полностью потеряла свой прежний облик.

Рис. 1. Исторически возникшие парковые комплексы: а - в центре Вены; б - в пригородах Ленинграда (г. Пушкин)
Рис. 1. Исторически возникшие парковые комплексы: а - в центре Вены; б - в пригородах Ленинграда (г. Пушкин)

Неизбежно стареют и порой преображаются до неузнаваемости парки и сады XVIII-XIX вв., еще быстрее меняется их внешнее окружение, трансформируется восприятие и самого "потребителя" садово-паркового искусства: его культурный уровень, ценностные приоритеты, направленность интересов и требований. Многие из бывших аристократических резиденций обрели совершенно новые социальные функции и вошли в планировочную структуру современных городов в качестве парков культуры и отдыха, стали центрами проведения досуга сотен тысяч трудящихся. При этом состав и сам облик парков, разумеется, претерпели целый ряд изменений. Часть перемен произошла вследствие осознания нового содержания парков и была результатом целенаправленного планирования, реконструкции, но многие изменения носили по существу стихийный характер, отражали процессы саморазвития ландшафта или использования территории парка-памятника для различных городских нужд.

Мы напомнили о бедах и проблемах тех садов и парков, которые расположены в основном вдали от крупных городских центров, существуют обособленно или в виде заповедных территорий. Однако сейчас не менее острыми становятся вопросы, связанные с парками-памятниками, оказавшимися в самой гуще городской жизни. Проблемы их физического сохранения, соотношения старого и нового в дальнейшем развитии таких территорий здесь еще более неотложны.

Многие исторически сложившиеся парки и сады в этих условиях постепенно исчезают, как бы сливаются с общегородским фоном. Другие, сохраняя свою целостность, становятся элементами более крупных градостроительных образований. Вокруг них складываются композиционные системы совершенно иных масштабов, с другими закономерностями зрительного восприятия.

Это особенно ясно обнаруживается при взгляде на дворцы, парки и все их городское окружение с высоты обзорных площадок.

Как же входят в жизнь современного города "старинные" сады и парки? В чем состоят главные проблемы, условия и перспективы их дальнейшего существования? Какими способами специалисты - ландшафтные архитекторы, дендрологи, садоводы, и градостроители стремятся продлить их жизнь, сделать всеобщим достоянием, частью нашего национального культурного наследия?

Попытаемся ответить на эти вопросы в основном на конкретных примерах из практики ландшафтной архитектуры и градостроительства последних десятилетий.

Рис. 2. Внешнее окружение исторически возникших садово-парковых ансамблей: 1 - транспортные магистрали, городская застройка; 2 - открытые пространства (природные ландшафты, сельскохозяйственные угодья); 3, 4 - появление новых объектов строительства на границах парка и внутри парковой территории
Рис. 2. Внешнее окружение исторически возникших садово-парковых ансамблей: 1 - транспортные магистрали, городская застройка; 2 - открытые пространства (природные ландшафты, сельскохозяйственные угодья); 3, 4 - появление новых объектов строительства на границах парка и внутри парковой территории

Обратимся к истории паркового ансамбля в Измайлове. Здесь в 1931 г. организуется парк культуры и отдыха. Первоначально было освоено около 200 га в западной части Зверинца, где разместились временные постройки для массового отдыха трудящихся. Вся остальная часть измайловского Зверинца вплоть до шоссе Энтузиастов - бывшего Владимирского тракта - сохранила свой природный характер, не была затронута и историко-архитектурная часть ансамбля, располагавшаяся на острове.

В середине 1930-х гг. был разработан проект планировки парка, охвативший территорию 1350 га (авторы М. П. Коржев и М. И. Прохорова). Глубинные пространства в проекте рассматривались как леса общегородского значения и были названы авторами "Парком пейзажной архитектуры". По периферии располагались парковые центры разного назначения, которые не подавляют, а лишь дополняют естественный облик лесного массива, в том числе яхт-клубы, открытые театры, пляжи и пр. Намечалось активно освоить северо-западную часть участка для строительства там, поблизости от старинной усадьбы, всесоюзного стадиона. Вдоль р. Серебрянки предполагалось воссоздать уже в более крупных масштабах каскад старых прудов. У северных, западных и южных границ парка со стороны жилых районов было решено организовать несколько входов, где начинаются основные аллеи-просеки и прогулочные маршруты. Прогрессивные принципы функционального зонирования парка подкреплялись тщательной архитектурой и пейзажной проработкой его центров и планировочных осей, продумывался характер эмоционального воздействия на посетителя разных типов ландшафтного окружения - на берегу озера, среди густого леса, на полянах и т. д.

В те же годы были закреплены и границы парка. Одна из них - южная, прошла вдоль старой Владимирки, по которой когда-то гнали в Сибирь политкаторжан - тех энтузиастов революции, в честь которых было позже названо это шоссе.

В предвоенные и послевоенные годы парк активно развивался. Особое значение имело строительство станции метро "Измайловский парк", которое было закончено в годы войны. После ввода станции в строй посещаемость парка резко возросла (более 1,2 млн. посетителей в год) и он приобрел значение зеленой здравницы города, ее самого крупного массива. На территории парка расположились такие объекты, как Массовое поле, выставочные павильоны, спортивный городок, станция юннатов, однодневные дома отдыха, эстрады, рестораны и пр.

Строительство стадиона в северо-западной части парка было завершено лишь к 1980 г. - моменту проведения Московской Олимпиады. Тогда же вблизи станции метро и стадиона был сооружен огромный комплекс туристских гостиниц. Его многоэтажные корпуса явились новой архитектурной доминантой в районе заповедной усадьбы. Они воспринимаются со многих аллей и площадей парка как ведущий зрительный ориентир, в том числе и от стен бывшего Государева двора. Город подошел к историческому ансамблю и с северной стороны, теперь старинные постройки Измайлова утеряли свою обособленность и на многих ракурсах неизбежно сопоставляются с грандиозными формами современной архитектуры. В связи с этим обострилась задача обеспечить не только зрительное взаимодействие старых и новых объектов, но и определенную композиционную самостоятельность, цельность памятников, "визуальную защиту" от городского окружения хотя бы в некоторых внутренних зонах исторического ансамбля.

В последние годы развернулись реставрационные работы на острове. Они ведутся трестом Мосреставрации по проектам, подготовленным мастерской № 3 МСНРП. Обновлены фасады Покровского собора, Мостовой башни, восстановлены многие сооружения Государева двора (занятые теперь институтом "Росреставрация"), благоустроены берега Виноградного пруда, высажена молодая березовая роща в юго-западной части острова. Непосредственно перед западными воротами создано новое спортядро, это нарушает исторически сложившийся пейзаж острова в его западной части. Очевидно, здесь более уместно было бы создание плодовых и декоративно-цветочных садов, напоминающих древние "огороды", прогулочных аллей, открытых газонов, обзорных площадок.

В 1979 г. измайловский зверинец объявлен памятником садово-паркового искусства и принят под государственную охрану. В связи с этим в 1981 г. разработан и утвержден новый проект планировки парка (авторский коллектив института Моспроект-3: В. Ф. Гостев, Е. А. Котова, Н. И. Перцова, О. Л. Шибуртович, Н. В. Федоренко), который развивает основные положения проекта 1930-х гг. и дополняет их новыми мероприятиями, соответствующими современным задачам. Основные усилия теперь направлены на сохранение природного облика этого популярного парка, восстановление некоторых утраченных исторических элементов старого Зверинца и сохранение того, что уцелело, например, кольцеобразного вала вокруг Оленьего пруда. Этот объект, а также некоторые пруды и старые плотины вошли в состав охраняемых "зон особой исторической ценности", которые выделены в северо-западной, северо-восточной, юго-восточной частях парка, а также и в его центре на месте бывшего Проснянского пруда.

Будут созданы и наилучшие условия для прогулок, тихого отдыха и культурного обслуживания москвичей, которые приезжают со всех концов столицы (ожидаемая посещаемость 77 тысяч в день). В проекте решаются проблемы, связанные с появлением новых жилых массивов, общественных центров, транспортных магистралей у границ парка. Большое внимание уделяется обогащению флоры парка, формированию пейзажа полян, прудов, лесных просек, прокладке пешеходных маршрутов, связывающих Измайлово с соседними зелеными массивами- Балашихинским, Терлецким и другими.

Одна из наиболее трудных задач - восстановление единства Измайловского острова с лесным массивом парка, которое было потеряно из-за постепенного зарастания лугов вдоль реки Серебрянки. Еще лет 30 тому назад контуры собора и башен хорошо просматривались со стороны леса, сейчас затруднено не только пешеходное сообщение, но и визуальные связи между ними. Это грозит распадом единого измайловского усадебно-паркового комплекса на отдельные несвязанные части.

Рис. 3. Негативные результаты вторжения новой застройки в пределы сложившегося садово-паркового ансамбля: а, б - распад ансамбля на отдельные фрагменты или его полное разрушение; в, г, д - частичное нарушение целостности ансамбля. 1 - территория памятника; 2 - окружающая городская среда; 3 - 'зоны вторжения' в ансамбль
Рис. 3. Негативные результаты вторжения новой застройки в пределы сложившегося садово-паркового ансамбля: а, б - распад ансамбля на отдельные фрагменты или его полное разрушение; в, г, д - частичное нарушение целостности ансамбля. 1 - территория памятника; 2 - окружающая городская среда; 3 - 'зоны вторжения' в ансамбль

Измайловский парк с его старинной усадьбой приобрел сейчас важнейшее значение не только как "зеленая здравница" для тысяч жителей Москвы, но и как уникальный природный, культурно-исторический и архитектурный памятник столицы. Он вошел в систему ее общественных центров, становится одним из интереснейших туристических объектов.

Велика его роль и в качестве образца самобытного пейзажного искусства России второй половины XVII в., оказавшим дальнейшее влияние на его дальнейшее развитие в преддверии петровских преобразований. Измайловские сады, "огороды" и зверинцы до сих пор остаются интереснейшим примером сочетания утилитарного и художественного начал, смелого экспериментирования и деловитости. Не теряют они своего значения и как объекты научных исследований, проводимых историками и искусствоведами, биологами и архитекторами.

За более чем 300-летнюю историю ансамбля периоды его активного формирования сменялись паузами, годы постепенного развития - периодами потерь и разрушения. Передовым для своего времени тенденциям противостояли традиционные приемы, новое преодолевало старое, но не уничтожало его. Следы длительного развития Измайловского ансамбля видны до сих пор, отразились на всем его облике. Неповторимое многообразие, временная многослойность придают особую ценность этому памятнику прошлых веков, который остается неотъемлемой частью сегодняшней Москвы.

Другой пример преобразования бывшей царской резиденции в городской парк культуры и отдыха - Лефортовский парк в Москве. Хотя он и не был расчленен магистралями на отдельные части, но почти полностью утерял свои архитектурные сооружения (не считая Екатерининского дворца, который находится на обособленной территории).

Что к настоящему времени сохранилось от этого уникального памятника XVIII в.? В начале 30-х гг. XX в. усадьба была превращена в парк культуры и отдыха размером 33 га. Авторы проекта городского парка (1938 г.) М. П. Коржев и М. И. Прохорова разместили в нем целый ряд новых объектов для спорта и культурного отдыха трудящихся, но внимательно отнеслись и к задаче сохранения исторического ансамбля. Почти все новые сооружения, среди которых стадион, зеленый театр, парашютная вышка и аттракционы, заняли преимущественно не освоенные ранее участки за пределами центральной регулярной части парка.

Реконструкция предусматривала восстановление нижних прудов, исторически сложившихся фрагментов вблизи бывшей головинской усадьбы.

Однако проект реконструкции парка полностью реализован не был. В последующие десятилетия застройка и новые магистрали потеснили зеленый массив Лефортова, изменились очертания водоемов, пострадали, в основном из-за колебаний уровня грунтовых вод, некоторые старые посадки, исчезли малые каналы.

Тем не менее многие следы старой усадьбы сохраняются до сих пор, среди них рисунок основных прогулочных аллей, прямоугольник головинского пруда, растреллиевский грот с нишами, обращенный к Крестовскому пруду, архитектурная декорация плотины. Сохранилась значительная часть (центральная и северная) анненгофского канала, приобретшего вид живописно изогнутого пруда. Угадываются круглые поляны в липовой роще на месте партеров петровских времен. Несколько старых аллей фиксируют точку, где располагались когда-то хоромы Головина. В прибрежной части парка можно видеть и остатки самого первого искусственного водоема на территории, принадлежавшей Лефорту.

Согласно проекту восстановления памятника (научно-реставрационный производственный комбинат Министерства культуры СССР) в парке будут проведены консервационные работы, охватывающие малые архитектурные формы, водоемам будут приданы их прежние регулярные формы, предстоит расчистить и обновить куртины вяза, клена остролистного, ивы серебристой, восстановить утраченные участки липовых аллей. Хотя сегодня уже здесь нет деревьев времен основания парка, здесь встречаются крупные экземпляры деревьев в возрасте 100 и более лет. Зеленый массив Лефортовского парка нужно сохранить в качестве историко-культурного памятника, являющегося частью нашего национального наследия.

Большое значение придается восстановлению всей исторически сложившейся системы садов вдоль Яузы. Объединяемая извилистой лентой реки, местами пологими, а иногда крутыми склонами ее берегов, эта система уже сейчас рассматривается как важнейший природный компонент восточной части центрального района города. Она включает в себя целый ряд бывших усадебных садов и парков, сохранивших следы исторической планировки, старые аллеи, пруды, комплексы архитектурных сооружений XVIII-XIX вв. Их возникновение и развитие, как правило, связано с Головинским садом - Анненгофом.

В городах меньшего масштаба чем Москва, некоторые бывшие аристократические поместья стали основными культурными центрами. После Октябрьской революции такое значение приобрел, например, Гомельский дворцово-парковый комплекс. Собранные здесь коллекции были переданы вновь организованному культурно-историческому музею, занявшему северное крыло дворца. Петропавловский собор стал Планетарием, а в центральном корпусе разместился Дворец пионеров. Великая Отечественная война нанесла непоправимые потери памятнику, большинство коллекций погибло, дворец лежал в руинах, многие ценные насаждения, в том числе массивы сосны и пихты южнее оврага Гомеюк, были уничтожены. В послевоенные годы Гомельский парк был частично восстановлен, а в 1953 г. объявлен памятником архитектуры и взят под охрану государства. Рядом с ним, недалеко от центрального входа, расположилась главная площадь города с монументом В. И. Ленина, что еще больше усилило значение парка в ансамбле городского центра. Он органично вошел в его структуру и образует вместе со смежными скверами и набережными непрерывную зеленую систему.

В начале 70-х гг. парк занял новые территории на севере, за Киевским спуском. Здесь организована мемориальная зона вокруг могил ополченцев и партизан, погибших в годы Великой Отечественной войны, немного дальше, у памятника Ф. Э. Дзержинскому, находится братская могила коммунаров, убитых в 1919 г.

Рис. 4. Принцип включения парка-памятника в архитектурно-планировочную структуру города: А - территория памятника; Б - 'буферная' озелененная зона; В - узлы функционально-пространственного сопряжения парка-памятника с городским окружением; Г - зоны регулирования городской застройки; Д - направленность территориального развития садово-парковой системы города; Ж - транспортные магистрали
Рис. 4. Принцип включения парка-памятника в архитектурно-планировочную структуру города: А - территория памятника; Б - 'буферная' озелененная зона; В - узлы функционально-пространственного сопряжения парка-памятника с городским окружением; Г - зоны регулирования городской застройки; Д - направленность территориального развития садово-парковой системы города; Ж - транспортные магистрали

В настоящее время парк имени А. В. Луначарского расширен до 33 га. Его посещают свыше 2 млн. человек в год,; это лучшее и наиболее популярное место культурного отдыха трудящихся города. Активные формы развлечений и спорта отделены от исторической части. Все большее значение приобретает дендрологическая коллекция парка: ныне здесь представлено до 60 видов деревьев и 30 видов кустарников; богато и разнообразно цветочное оформление, в оранжерее демонстрируются многие виды субтропических растений. Нерешенной проблемой остается восстановление пейзажей парка. С течением лет поляны и лужайки заросли или засажены деревьями, многие виды, открывавшиеся ранее на долину реки, пруд, на башню и портики дворца, исчезли за разросшимися кронами деревьев. Некоторые зоны парка теперь больше похожи на лес.

Богатую историю имеет хорошо известный в нашей стране парк имени Т. Г. Шевченко в Днепропетровске. Он был заложен на высоком правом берегу Днепра еще при основании старого Екатеринослава. Наместник Новороссии генерал-губернатор Потемкин пригласил сюда в 1787 г. одного из лучших зодчих того времени Ивана Егоровича Старова, который разработал первый генеральный план нового города, запланировал дворец и наметил основные контуры окружающего его обширного имения. Согласно генеральному плану дворцовопарковый комплекс являлся важнейшим структурным элементом города, и его ведущая композиционная ось выходила непосредственно к главной городской улице. Выписанный из Петербурга садовых дел мастер В. Гольд руководил работами по созданию садов вокруг дворца. С самого начала сад Потемкина отличался богатством своей флоры - здесь широко использовались не только местные растения, но и привезенные из-за границы, были заложены уникальные по своим размерам оранжереи.

Уже в конце прошлого века парк при бывшем потемкинском Дворце стал вместе с островом любимым местом гуляний городской публики. Но по-настоящему массовой общественной зоной отдыха парк стал после Октября, когда во дворце оборудовали комнаты для отдыха рабочих, построили первые объекты для культурно-просветительной работы с трудящимися. Парк был разрушен в годы гитлеровского нашествия и затем вновь восстановлен. В семидесятых годах здесь по проекту Е. Яшунского и Л. Халявского была проведена радикальная реконструкция насаждений, аллейной сети и сооружений. Парк стал одним из лучших в Советском Союзе, он удостоен дипломов и золотой медали ВДНХ, его посещают до 1 млн. жителей ежегодно и это при весьма скромных размерах, не превышающих 45 га.

Причина столь большой популярности в том, что в этом современном парке удалось удачно соединить старое и новое, традиционные элементы садово-паркового искусства с современными, передовыми решениями паркового ландшафта. Парк при его многофункциональности (в нем есть и спортивные площадки, и детский городок, и кинолекторий, пляжи) прежде всего прогулочно-пейзажный. Это как бы парк-терраса для любования просторами Днепра, широкими панорамами левобережья. Он играет роль главного связующего звена между центральным застроенным массивом города и долиной реки, хорошо просматривается с низкого противоположного берега, с многочисленных туристских и прогулочных судов, следующих по Днепру. Старые и новые аллеи ведут от главной улицы города в глубины парка и далее к верхней кромке берегового откоса, видовым площадкам, расположенным на разных его уровнях. Бережно сохранены выходы скальных пород и старые деревья, придающие парку особый эмоциональный настрой.

Парк-памятник Т. Г. Шевченко, вобравший в себя основное историческое ядро - потемкинский сад, - продолжает последовательно развиваться. В ближайшие годы он охватит все подножие центрального городского холма, включит новые днепровские набережные, водные вокзалы.

Ввиду огромных размеров парковых комплексов, протяженность которых достигает десятков километров и которые включают в себя крупные архитектурные, технические сооружения (отдельные высотные дома, мосты, телебашни и пр.) и такие ландшафтные объекты, как долины рек, господствующие над городом возвышенности, традиционные методы ориентации в парковом пространстве замещаются связью между наиболее выдающимися объемно-пространственными ориентирами.

Несколько слов о судьбе бывшей петровской резиденции под г. Таллинном. В 30-е гг. текущего столетия в ней производится радикальная реконструкция, в ходе которой Екатериненталь-Кадриорг в большой мере теряет облик дворцово-паркового ансамбля начала XVIII в., здесь строятся новые здания, подпорные стенки, прокладываются новые аллеи. Фонтаны, беседки и другие детали петровского парка, очевидно, исчезли еще ранее. В настоящее время историческая усадьба входит в состав большого паркового комплекса, раскинувшегося вдоль берега и включающего также парк Дружбы народов. Современный парк Кадриорг увеличил свою площадь до 178 га, он имеет в целом пейзажную планировку, но на территории самой усадьбы проводятся реставрационные работы с целью вернуть хотя бы частично ее прежний облик. Если парк Кадриорг предназначен в основном для прогулок и устройства выставок скульптуры под открытым небом, то парк Дружбы народов является местом массового отдыха, на его Певческом поле собираются до 40 тысяч человек одновременно. Здесь же расположена республиканская Выставка достижений народного хозяйства, мемориальная аллея Дружбы, разнообразные объекты, связанные с проведением праздников. Спортивные сооружения сосредоточим преимущественно в очень живописном районе Пирита, где новые здания, связанные с проведением олимпийской регаты, соседствуют с руинами средневекового монастыря и крутыми лесистыми берегами речки Пириты. На этом примере мы наблюдаем сложный и длительный процесс превращения бывшей аристократической усадьбы-резиденции в памятник истории и искусства, а затем в крупный и разнообразный по своим функциям садово-парковый комплекс, объект массового туризма, имеющий огромное культурное значение.

Некоторые другие исторические парки, усадьбы или старинные лесные охотничьи угодья также становятся основной базой для развития современного паркового комплекса, постепенно "обрастают" новыми садами, лесопарками и зонами отдыха. Так, рядом со старым московским парком в Филях функционирует спортивный парк у Гребного канала. Аналогичный процесс можно наблюдать и в других крупных городах.

Такую тенденцию в принципе следует признать весьма рациональной, так как она содействует сохранению сложившегося облика исторического парка. Часто обособленно расположенные в застройке исторические памятники превращаются в массовые парки культуры и отдыха, что практически ведет к постепенной утрате ими наиболее ценных ландшафтных и художественных качеств. Поэтому формирование крупных парковых комплексов, в которых в непосредственной близости, но с достаточной долей обособленности "сосуществуют" сады и парки различного профиля, - путь к сохранению исторических памятников. В них могут быть созданы защитные буфетные зоны вокруг исторического ядра или на путях подхода к нему отдыхающих. Эти зоны заполняют необходимый иногда пространственный отрыв от современной многоэтажной застройки и магистралей, снимают часть рекреационной нагрузки, которая иначе тяжелым бременем ляжет на охраняемый ландшафт и приведет к его деградации.

В пределах комплекса где-то вблизи от исторического объекта можно расположить "параллельный" парк культуры со всем необходимым набором устройств для отдыха, спорта и развлечений. При этом их непосредственное соседство хотя и желательно, но необязательно, важно лишь отвлечь ту часть публики, у которой интересы не связаны с самим памятником. В этом случае необходимо обеспечить хорошие транспортные связи нового парка с городом, высокий уровень обслуживания отдыхающих и достаточно разнообразный выбор видов отдыха.

Рис. 5. На территориях садово-парковых комплексов взаимодействуют: а - заповедные зоны (памятники истории, культуры, природы); б - зоны прогулок и тихого отдыха; в - зоны активного отдыха
Рис. 5. На территориях садово-парковых комплексов взаимодействуют: а - заповедные зоны (памятники истории, культуры, природы); б - зоны прогулок и тихого отдыха; в - зоны активного отдыха

Однако для того, чтобы полностью использовать преимущества парковых комплексов, нельзя смотреть на них лишь как на сумму смежных, но единичных, обособленных объектов.

Помимо физического сохранения и рационального использования исторических садов и парков, существуют задачи их архитектурно-художественной взаимосвязи с новым окружением. Эти взаимосвязи могут строиться либо по принципу пространственной изоляции памятников от современной городской среды, либо при помощи прямого композиционного контраста между ними. Во втором случае заповедные парки не становятся чужеродным элементом, а активно включаются в свое новое окружение. Это предполагает, однако, творческое использование архитектурно-художественных мотивов парка-памятника при формировании окружающей его среды.

Приведем в подтверждение сказанного пример крупного садово-паркового комплекса в центре Киева, историческим ядром которого явился б. Царский, ныне Первомайский сад. До настоящего времени, несмотря на появление ряда новых объектов - таких как стадион "Динамо", здание Президиума Верховного Совета УССР и другие, многие элементы исторической планировки парка сохраняются. Среди них - липовая аллея, идущая от левого флигеля дворца, вековые деревья-памятники, откосы террас вдоль западной границы парка. Это дало основание запланировать частичное восстановление ансамбля. Согласно проекту реконструкции института Гипроград (авторы В. Г. Маевская, Ю. Ю. Нельговский, Э. П. Шарапова, 1981) парк реконструируется как памятник ландшафтного искусства XVIII-XIX вв. В нем выделены реставрируемая заповедная зона (детальная планировка института Укрпроект-спецреставрация) и охранные зоны, где по сохранившимся чертежам восстанавливаются отдельные фрагменты старого сада, приводятся в порядок насаждения, устраиваются мемориальные площадки, открываются видовые перспективы. Там, где это возможно, будут воссозданы композиции, характерные для эпохи барокко.

Справедливости ради следует указать, что некоторые малые архитектурные формы, созданные здесь в последние годы, не вполне соответствуют сложившемуся историческому облику парка - например, бассейн перед северным фасадом дворца. Очевидно организация растительности, осветительные установки, скульптура, садовая мебель, мощение аллей и т. д. - все это должно быть стилистически связано с соответствующим историческим периодом, гармонировать с великолепной архитектурой самого дворца.

Значение Первомайского парка может быть по достоинству оценено, если представить его важную роль в той огромной системе приднепровских парков и зон отдыха, которая получила условное название водно-зеленого киевского диаметра. Эта система протянулась вдоль реки с севера на юг почти на 20 км; Первомайский парк является в ней ключевым в композиционном отношении историческим ядром.

Непрерывная полоса правобережных нагорных парков включает в себя, кроме Первомайского, также парк "Владимирская горка" (древнее урочище, имеющее свою богатую событиями историю), массив у Аскольдовой могилы, Пионерский парк, Советский парк, сады Киево-Печерской лавры, заложенные еще во времена Киевской Руси. Из более поздних элементов этой парковой системы следует назвать мемориальный парк Вечной Славы, парк имени В. Примакова, Центральный республиканский ботанический сад АН УССР и, наконец, созданный в 1982 г. ландшафтный парк имени Вучетича. Еще более обширны зеленые массивы в пойменной части киевского диаметра - Центральный парк культуры и отдыха, парковые массивы Труханова и Долобецкого островов, гидропарк на Венецианском острове, левобережные сады, зоны отдыха в устье р. Десны и т. д.

Ширина этой уникальной парковой системы колеблется в пределах 1,5-3 км. Она являет собой новый тип быстроразвивающегося градостроительного макроансамбля, построенного на основе господствующей природной доминанты. Контраст высот правобережья и обширных водных поверхностей Днепра, его рукавов, каналов, староречий находит свое отражение в приемах застройки примыкающих районов и микроландшафтных решениях набережных, скверов, садов, которые органично включили в себя элементы исторического ландшафта. Особенно характерным является то, что на севере диаметр "подхватывается" зонами отдыха на Киевском водохранилище, а в южном направлении он прослеживается вплоть до древнего Канева.

Первомайский сад занимает центральную позицию в этой пространственной системе, вблизи выхода к ней главной улицы Крещатика. С видовой площадки - платформы на Октябрьской площади у входа в парк - одной из самых высоких точек города - открывается впечатляющая перспектива на широкую, северную часть парковой системы глубиной до 7-10 км, включая Труханов остров, на жилые массивы Русановки, Оболонь. Ниже этой площадки и видовые аллеи, проложенные вдоль бровки, - крутой обрыв, у подножия которого Днепр ближе, чем где-либо подходит к заостренному центру города. Все эти особенности местоположения бывшего Царского сада еще больше подчеркивают его значение в композиции города.

Система нагорных садов и парков в центре Киева - одна из самых сложных по своей функциональной архитектурно-планировочной организации. Каждый из множества входящих в эту систему элементов, имеет свое назначение и художественный облик, каждый несет в себе особенности того или иного исторического периода, обладает индивидуальным сочетанием ландшафтных характеристик. Важно, однако, подчеркнуть, что это вовсе не механический конгломерат смежно расположенных исторических и современных садов, парков, набережных и бульваров, а именно система, имеющая четко выраженную природную доминанту - Днепр, которая и предопределяла в течение долгих лет пути ее развития. При всех функциональных отличиях нагорных садов и парков, среди которых имеются участки мемориально-исторические, спортивные, выставочные и др., главным остается их общее градостроительное значение: все вместе они формируют выход городского центра к реке, являются основной рекреационной зоной города, местом повседневного общения городского населения, где собираются жители всех близких и дальних районов столицы Украины и многочисленные туристы.

Развитие системы нагорных парков Киева идет в двух направлениях. С одной стороны, это постоянное качественное изменение ее отдельных элементов, связанное с меняющимися функциональными нагрузками, появлением новых крупных общественных центров, естественным процессом старения зеленых насаждений и другими факторами. С другой - территориальный рост, появление таких элементов, которые вносят совершенно новые (иногда и чужеродные) черты в облик парковой системы.

В связи с этим напомним о созданном недавно ландшафтном парке вблизи нового мемориального комплекса, посвященного Великой Отечественной войне и граничащего с историко- культурным заповедником Киево-Печерской лавры. Такое соседство, казалось бы, предопределило принципы подхода к организации нового парка. Его главное назначение - обеспечить наилучшие условия для осмотра архитектурных и скульптурных монументов с береговых склонов и одновременно создать соответствующий природный фон для архитектурных сооружений при восприятии их со стороны реки и отдаленного противоположного берега. Эту задачу пытались решить путем выявления пластики крупных форм рельефа - береговых откосов и террас, где преобладают обширные зеленые поверхности чистого газона. Древесно-кустарниковая растительность в основном занимает нижний ярус нового парка у подножия холмов. Однако здесь парковый ландшафт масштабно подавлен гипертрофированными размерами мемориальных сооружений. На этом примере мы видим, как отдельные элементы парковой системы становятся все более зависимы друг от друга, теряют свою функциональную и архитектурно-ландшафтную "автономность".

Рис. 6. Чередование раскрытых на внешнее окружение (1, 2, 3) и 'замкнутых' (4, 5, 6) архитектурно-пространственных композиций в садово-парковом комплексе
Рис. 6. Чередование раскрытых на внешнее окружение (1, 2, 3) и 'замкнутых' (4, 5, 6) архитектурно-пространственных композиций в садово-парковом комплексе

Вместе с тем те элементы, которые расположены за пределами зрительного воздействия городских доминант, развиваются более обособленно, сохраняют или развивают локальные ландшафтные особенности в соответствии с своим функциональным профилем. Так, например, расположенный несколько южнее мемориального парка республиканский Ботанический сад построен, главным образом, по ботанико-географическому принципу экспозиции, хотя градостроительная ситуация учитывалась должным образом: как и в других надднепровских парках здесь созданы видовые точки с раскрытием в сторону реки и левобережья.

В прошлом земли, на которых ныне расположен Ботанический сад АН УССР, принадлежали Выдубецкому монастырю, здания которого до сих пор украшают подножия холмов. По сравнению с упомянутым выше ландшафтным парком у нового мемориала здесь складывается противоположная архитектурно-ландшафтная ситуация: элементы природной среды как бы парят над архитектурным комплексом, а не служат его основанием. Это учтено в построении лучших ботанических экспозиций сада, таких, как сад сирени. Они решены как естественные амфитеатры, обращенные к Днепру и золоченым главам бывшего монастыря. Это создает необычайно сильный эстетический эффект.

Центральная парковая система Киева, рассмотрение которой мы начали с бывшего Царского сада, включает в себя целый ряд исторически возникших элементов. В глубь веков, ко временам язычества и крещения Руси, уходит предыстория ландшафтного урочища, которое называют Владимирской горкой. Парк с таким же названием был заложен на этом месте в более близкую к нам эпоху - в 1840 г., через 13 лет здесь, на нижней террасе, был поставлен памятник князю Владимиру, сооружен ряд видовых площадок, находившихся на разных высотах прибрежных склонов. В последние годы была проведена частичная реконструкция и расширение этого старого парка за счет сноса малоценной застройки на верхней террасе, где была организована выставка цветов.

Сад на Владимирской горке в ходе реконструкции города был связан с другим историческим ансамблем центра - заповедником "Софийский музей". Эта связь осуществлена по скверам вдоль ул. Владимирской. При этом учтен особый характер окружения скверов - они оформлены рядом ритмически расположенных площадок, на которых выставлены и оригиналы, и копии с древнерусских произведений декоративно-монументального искусства. Таким образом, туристы и жители города, переходя из одной исторической зоны в другую, в большей мере ощущают их взаимосвязь и пространственную непрерывность.

История градостроительства и ландшафтного искусства знает примеры возникновения ансамблей, состоящих из ряда смежных садов, площадей и архитектурных сооружений. Достаточно привести в качестве примера всемирно известный ансамбль (пусть значительно меньшего размера, чем упомянутые выше) в центре Ленинграда, включающий Летний и Михайловский сады, Марсово поле, сад Инженерного замка, насаждения на площади Искусств, сады, скверы, бульвары на правом берегу Невы. Широкое пространство реки объединяет эти разнообразные элементы в единую композиционную систему, тесно связанную с архитектурными доминантами городского центра - Петропавловской крепостью, зданием б. Биржи на стреле Васильевского острова и др. Некоторые загородные дворцово-парковые ансамбли также представляют собой сложные комплексы. Например, Пушкинский с его Екатерининским, Александровским, Боболовским и Отдельным парком имеет площадь 700 га.

Все это, однако, лишь исторические прообразы современных садово-парковых комплексов, которые отличаются от них своими масштабами, темпами развития, условиями зрительного восприятия, функциональным назначением. Проблема заключается в том, что отдельные, изолированные друг от друга зеленые "острова" парков в сплошной массе застройки уже не могут обеспечить требуемого контраста урбанизированной среды, они зрительно подавляются высотной застройкой, в их пределах редко удается сохранить специфический парковый характер. Сущность паркового комплекса как особого объекта композиции в том, что он является органической частью общего градостроительного замысла и не может быть воспринят в отрыве от городского окружения. Его композиция не просто привлекает внешние объекты в качестве второстепенного элемента, как это обычно имеет место в парке, она на них базируется. Сфера композиции паркового комплекса выходит далеко за пределы его территориальных границ и охватывает иногда целые районы города, даже секторы пригородной зоны, чему способствует рост города по вертикали, возрастающее значение верхнего уровня визуальных связей, располагающегося над поверхностью земли, малоэтажной застройкой. Развитая система исторически возникших и новых парков воспринимается на фоне города, она образует природный фон для городской архитектуры. В этих условиях и его композиция решается не "в плане", а в трех, точнее - четырех измерениях, как объемно-пространственная и "временная".

Большинство садово-парковых комплексов непосредственно включает в свои территориальные границы многие внепарковые объекты - отдельные группы архитектурных сооружений, пересекающие комплекс транспортные магистрали, примыкающие к ним площади и т. д. Парки и сады, образующие комплекс, "нанизываются" на единые сквозные маршруты, и общее представление о них возникает из ряда последовательных впечатлений. Даже те участки, которые удалены друг от друга и не охватываются единым взглядом, не могут проектироваться независимо, так как они связаны общим пространственно-временным композиционным "ходом". Соответственно возникают задачи соподчинения частей комплекса, их согласованности, контрастов в характере пейзажа, ритмических построений и пр. Однако под частями комплекса здесь надо понимать не только и не столько те первичные элементы, которые его образовали. Речь идет не о простом механическом сложении, а скорее о ландшафтной и функциональной интеграции старых и новых парков и садов, возникновении архитектурноландшафтного образования более высокого градостроительного ранга.

Хотя в каждом отдельном парке или саду линейно-осевые ориентиры полностью сохраняют свое значение, для паркового комплекса, в который они входят, более характерным становится свободное перетекание пространства и "верховые" лучи зрения на самые крупные искусственные и естественные ориентиры.

Специфическими для комплексов вопросами при разработке программы их зрительного восприятия являются, во-первых, организация панорамного обзора местности и, во-вторых, нахождение таких транспортных маршрутов, которые с наибольшей полнотой раскрывают ландшафт комплекса, его архитектурно-пространственное решение.

Лучшие видовые точки панорамного обзора города находятся именно в пределах исторических элементов парковых комплексов: в Москве - обзорная площадка на Воробьевых, ныне Ленинских, горах (центральный комплекс); в Киеве - у беседки на Владимирской горке; в Ульяновске - в старом парке "Венец" и т. д.

Следует отметить, что, кроме изолированных, одиночных панорамных точек, для парковых комплексов характерны их "созвездия", которые раскрывают пейзажи с разных позиций как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях. Например, центральный парковый комплекс Москвы наиболее полно просматривается с юго-западных, западных, южных и восточных участков бровки Ленинских гор, вблизи того места, где когда-то стоял Воробьевский дворец.

Наиболее естественно композиционное единство ландшафта выявляется при следовании вдоль реки, которая играет роль связующего элемента. Так, пользуясь водным маршрутом по Москве-реке, можно получить представление о целой серии парков, лесов и гидропарков Москвы, включая ЦПКиО с Нескучным садом, Ленинские горы, Лужники, сад Новодевичьего монастыря, Краснопресненский ПКиО, парк "Фили", спортивный гидропарк у Гребного канала, Серебряный бор, новые акватории и пляжи в Щукинской пойме, рублевские лесопарки и т. д.

На этом пути, следуя по многочисленным петлям, образуемым руслом реки, легко почувствовать своеобразный ландшафтный ритм. В местах крутого изгиба этих петель правый берег, как правило, представляет собой высокий подковообразный крутой склон, обращенный на восток - северо-восток к противоположному низкому и плоскому берегу, охваченному петлей реки с трех сторон. Этот природный феномен можно наблюдать на Ленинских горах, у с. Троице-Лыково, в Филевском парке, в Коломенском. Интересно отметить, что во всех случаях низкие пойменные территории в пределах речных петель заняты либо существующими (Лужники, Серебряный бор), либо проектируемыми парками (будущая "Страна чудес" в Нижних Мневниках) и защитными лесопосадками (напротив Коломенского). Такая ритмически повторяющаяся ситуация подсказывает определенный архитектурно-ландшафтный мотив, сюжет, который, видоизменяясь в соответствии с местными условиями, может лечь в основу композиции не только отдельного паркового комплекса, но и всей зоны города.

(А. П. Вергунов - профессор Московского архитектурного института, доктор архитектуры. Автор книг: Архитектурная композиция садов и парков. - М.: Стройиздат, 1980; Русские сады и парки (в соавторстве). - М.: Наука, 1988, а также ряда статей по проблемам ландшафтной архитектуры.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Работа в эскорте для девушек LVIVAGENCY.



Пользовательского поиска



© Злыгостев Алексей Сергеевич подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://townevolution.ru/ "TownEvolution: История архитектуры и градостоительства"