Новости   Библиотека   Ссылки   Карта сайта   О сайте  


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гренобль

Одна из крупнейших новостроек юго-восточной Франции - агломерация старинного города Гренобля, центр департамента Изер, расположенный в одном из живописнейших районов Франции, у слияния рек Изер и Драк, в окружении знаменитых горных массивов Веркор, Шартрез и Белледонн. Интенсивное промышленное развитие этого района во второй половине ХТХ в. обусловило быстрые темпы нового строительства в Гренобле. Значительному обновлению город подвергся в период между двумя мировыми войнами, причем новая застройка окраин и центра отличалась неконтролируемым, анархическим характером. В 1960-е годы развитие Гренобля в многом было связано со строительством в его восточных пригородах университетского комплекса и проведением в городе X Зимних Олимпийских игр 1968 г., потребовавших создания крупных спортивных сооружений и Олимпийской деревни, ставшей впоследствии одним из жилых районов.

В настоящее время интенсивно урбанизируются южные окраины Гренобльской агломерации - территории, относящиеся к коммунам Гренобля и небольшого городка Эшироль. Муниципалитетами обоих городов этот район был объявлен "зоной первоочередной урбанизации" (ZUP). Исходная программа проектирования нового города включала следующие требования: равновесие между жильем и числом мест приложения труда, значительную плотность застройки и высвобождение больших пространств под парки и места отдыха, сокращение социальной сегрегации, разъединение пешехода и автомобиля, одновременное строительство и сдачу в эксплуатацию жилищ, социально-культурного и торгового оборудования, создание образа законченных городских единиц.

Гренобль-Эшироль. Генеральный план. 1 - квартал Арлекин; 2 - комплекс CEPASG; 3 - Городской парк; 4 - квартал 2; 5 - 'Олимпийская деревня'; 6 - комплекс 'Гранд Пляс'; 7-квартал 3; 8 - квартал Лез Ессар (Эшироль); 9 - квартал Сюрье (Эшираль); 10 - квартал Ле Гранж (Эшироль); 11 - парк Спорта; 12 - зоны приложения труда
Гренобль-Эшироль. Генеральный план. 1 - квартал Арлекин; 2 - комплекс CEPASG; 3 - Городской парк; 4 - квартал 2; 5 - 'Олимпийская деревня'; 6 - комплекс 'Гранд Пляс'; 7-квартал 3; 8 - квартал Лез Ессар (Эшироль); 9 - квартал Сюрье (Эшираль); 10 - квартал Ле Гранж (Эшироль); 11 - парк Спорта; 12 - зоны приложения труда

Первой реализацией ZUP нового города Гренобль была Олимпийская деревня (архитекторы М. Новарина, А. Бернар, инж. Ж. Франсуа, пейзажист Сен-Морис). Этот квартал представляет интерес прежде всего тем, что в нем был последовательно осуществлен новый для того времени принцип разделения пешеходного и автомобильного движения, большое внимание уделялось социально-культурным учреждениям, торговому оборудованию и сервису. Для строительства Олимпийской деревни характерно желание придать ее образу фольклорный альпийский колорит, которое просматривается в сохранении и реставрации старой фермы Премол, оказавшейся в центре застройки (в настоящее время она функционирует как главный социально-культурный центр деревни), а также в широком применении дерева (доски и панели в ограждениях балконов и лоджий, деревянные элементы детских игровых площадок и т. д.). Олимпийская деревня застроена в основном четырехэтажными панельными домами, фланкированными по периметру односекционными башенными параллелепипедами. Лапидарность архитектурных форм, несколько оживляемая контрастом фактур светлого бетона и мореного дерева, а также исключительно жилой характер деревни (почти полное отсутствие мест приложения труда) роднят этот квартал с "большими ансамблями" 1950 - 1960-х годов.

Новый Гренобль. Квартал Арлекин. Комплекс Cepasg. Архитекторы Р. Пюпа, М. Потье, Б. И О. Феликс-Фор, Ж. Д. Дюпюи, 1972
Новый Гренобль. Квартал Арлекин. Комплекс Cepasg. Архитекторы Р. Пюпа, М. Потье, Б. И О. Феликс-Фор, Ж. Д. Дюпюи, 1972

Новый Гренобль. Квартал Арлекин. Пешеходные мостики, соединяющие улицу с детскими садами
Новый Гренобль. Квартал Арлекин. Пешеходные мостики, соединяющие улицу с детскими садами

Гораздо более отчетливо новая концепция жилой среды и новые урбанистические принципы были реализованы в соседнем квартале Арлекин105. Среди основных градостроительных идей, которыми руководствовались его создатели - архитекторы Ж. Луазо, Ж. Трибель, Э. Сириани, инженеры Ж. Франсуа, А. Берну, пейзажисты М. Коражу, Б. Уидобро, следует в первую очередь выделить линейность, плотность, непрерывность и интегральность застройки, стремление к достижению целостной среды с четко разработанной и легко читаемой структурой пространственных и функциональных связей.

Квартал Арлекин представляет непрерывную извилистую ленту блокированных каркасно-панельных жилых зданий разной этажности. Высота застройки возрастает от 5 - 8 этажей на периферии до 17 этажей в центре. Основным композиционным стержнем городской структуры служит полуторакилометровая пешеходная улица, проходящая под жилыми объемами в уровне их первых двух этажей. К этой улице примыкают службы быта, торговли, школы, социально-культурные центры; вдоль нее проходят все технические коммуникации. В изломанной конфигурации плана "дома-города" учтены вопросы инсоляции, вид из окон на окружающие горы, а сам волнистый силуэт застройки, вторя их очертаниям, удачно вписывает район в природную ситуацию. Непосредственно к ленте квартала с восточной стороны примыкает небольшой городской парк, создание которого стало возможным благодаря высвободившейся земле путем концентрации жилья в линеарной застройке высокой плотности.

Гренобль-Эшироль. Комплекс Гранд пляс. Архитекторы Ж. Трибель, Ж. Луазо, Ж. Пизон, М. Комбаз, Группа художников 'Малассис'. 1976. фасад
Гренобль-Эшироль. Комплекс Гранд пляс. Архитекторы Ж. Трибель, Ж. Луазо, Ж. Пизон, М. Комбаз, Группа художников 'Малассис'. 1976. фасад

Гренобль-Эшироль. Комплекс Гранд пляс. Архитекторы Ж. Трибель, Ж. Луазо, Ж. Пизон, М. Комбаз, Группа художников 'Малассис'. 1976. интерьеры
Гренобль-Эшироль. Комплекс Гранд пляс. Архитекторы Ж. Трибель, Ж. Луазо, Ж. Пизон, М. Комбаз, Группа художников 'Малассис'. 1976. интерьеры

В пространстве, непосредственно граничащем с пешеходной улицей и парком, расположены различные учреждения "Центра перманентного обучения, социальной и культурной активности" (CEPASC), объединяющего школы, детские сады, социальный и спортивный секторы, информационный центр, библиотеку, различные мастерские и ателье. Этот комплекс решен как система невысоких (1-2 этажа) сблокированных ячеек, выполненных из сборного и монолитного железобетона, сложных по форме и внутренним сообщающимся пространствам. Особую динамику их композиции придает решение перекрытий в виде высоких скосов кровли с различной ориентацией и сплошным остеклением образовывающихся при этом фронтонов, которые выполняют роль световых фонарей. Градостроительная ситуация комплекса CEPASC, вытекающая из общего композиционного решения квартала, органично решает вопросы внутригородских функциональных и пространственных связей: школы, детские сады и помещения спортивных секций, тесно связанные с жилой застройкой, выходят непосредственно в парк, который служит для них рекреационной зоной.

С противоположной стороны пешеходной улицы в западной части квартала расположены внутриквартальные автомобильные проезды и глухие объемы гаражей с многоуровневой системой паркования. На плоских кровлях этих гаражей оборудованы детские ясли и зоны отдыха с садиками и цветниками. Жилые дома в уровне второго этажа пешеходной улицы связаны с крышами гаражей при помощи пешеходных мостиков. Таким образом, движение транспорта по внутренним проездам и пешеходное движение нигде не пересекаются.

Застройка квартала Арлекин - типичный, ставший почти хрестоматийным пример интегрального урбанизма. Согласно этой доктрине, городское оборудование представляет здесь неразрывное целое с жилыми зданиями и пешеходными галереями. Большинство функциональных групп также объединено между собой при помощи тесных пространственных связей, единства и непрерывности городской ткани и общей системы управления (CEPASC). Цели такого объединения не только архитектурные: интеграция в пределах одного квартала различных в социальном отношении типов жилья (в том числе квартир для престарелых, семейных студентов и инвалидов) рассматривалась одновременно как искусственное средство против социальной сегрегации, характерной для послевоенных "больших ансамблей".

Общие градостроительные тенденции современной Франции проявляются здесь и в том, что архитектурная выразительность квартала определяется уже не как сумма отдельных уникальных объектов, формирующих ансамбль, а как целостная среда, в которой жилье и общественные постройки, коммуникации и свободные пространства являются элементами единой легкой "читаемой" структуры. Внутриквартальное пространство обладает мелким, "пешеходным" масштабом, а многоуровневость и постоянные повороты улиц-галерей придают ему живописный, динамический характер, тот максимум пространственных впечатлений, который предоставляют сохранившиеся исторические города Франции. Активную роль в формировании образа квартала играет архитектурная полихромия и шрифтовая суперграфика (номера корпусов, лифтовых шахт, паркингов, названия пешеходных галерей и автобусных остановок). Визуальная информация в виде суперграфики играет здесь двойную роль - функциональную, помогая ориентироваться в сложных пространствах пешеходной улицы, и декоративную, использующую пластические качества шрифта, рассчитанную на ближние и дальние точки восприятия.

Значительный интерес представляет решение городского парка с малыми архитектурными формами, искусственным озером и насыпными холмами, образовавшимися путем использования земли, высвободившейся при закладке нулевого цикла. Перепад уровней здесь обыгран различным по фактуре и цвету характером почвы и мощения (зеленые газоны, цветники, толченый кирпич, асфальт, мощение бетонными и керамическими плитками, кирпичем, фигурной брусчаткой).

В целом, несмотря на неполную реализацию социальной программы и отдельные недостатки (сквозняки в крытой пешеходной улице зимой, плохая звукоизолированность отдельных групп CEPASC и др.), квартал Арлекин можно считать творческой удачей его создателей, обогащающей французскую архитектуру опытом практического осуществления новых градостроительных идей.

С юго-запада к новому Греноблю примыкает зона первоочередной урбанизации Эшироль, решение о создании которой было принято в 1960 г. муниципальным советом этого небольшого в то время городка, возглавляемого коммунистами. С тех пор население города значительно возросло (30 тыс. жителей в 1973 г. по сравнению с 6 тыс. жителей в 1961 г.). Строительство жилых и общественных зданий Эшироля велось параллельно с индустриализацией этого района. Такая политика преследовала двойную цель: создание необходимого числа мест приложения труда для населения и возможность получения высокого торгово-промышленного налога, который можно было бы использовать на социальные нужды. Финансирование и строительство осуществлялось почти исключительно за счет города, что значительно осложняло реализацию принятой программы.

Новый город включает в себя три квартала, два из которых в настоящее время полностью построены. Наибольший интерес в градостроительном плане представляет квартал Эссар (архитекторы Бове, Жоли, Пизон). Его композиционная основа так же, как и в квартале Арлекин, - пешеходная улица. Принципиальное различие кварталов состоит прежде всего в самой архитектурной трактовке понятия "улица". В Арлекине улица имеет характер галереи в нескольких уровнях, зажатой между опорами жилых домов, в то время как в квартале Эссар пешеходная улица, выделенная из окружающего пространства своим благоустройством, свободно проходит по поверхности земли через дворы, площади, скверы и другие общественные пространства. На эту улицу "нанизаны" школы, детские сады, предприятия социально-бытового и торгового обслуживания, к ней примыкает жилая застройка.

Новые города Эшироль и Гренобль связаны между собой единым общегородским центром, расположенным на их границе, включающем Дворец Конгрессов, биржу труда, архитектурную школу, парк спорта, торговый центр, различные бюро и выставочные залы. Композиционной доминантой городского центра так же, как и в Эври, служит комплекс Гранд Пляс - Большая площадь (архитекторы Ж. Трибель, Ж. Луазо, Ж. Пизон, М. Комбаз), место отдыха и прогулок горожан, представляющее систему крытых пространств, вокруг которых группируются магазины, кафе, кинозалы, библиотека-дискотека и детский сад. Архитектура комплекса Гранд Пляс характерна контрастом глухого верхнего этажа, ритмически расчлененного выступающими железобетонными пожарными лестницами, и открытого просматриваемого паркинга, расположенного в двух нижних уровнях. Внутреннее безопорное пространство перекрыто легкой стальной перекрестно-стержневой структурой, которая в трех главных залах поднята выше уровня смежных пространств. Тенденция трактовки городских центров как крытых полифункциональных пространств характерна для современной французской архитектуры вообще (Агора в Эрви, центр Пар-Дьё в Лионе; "Дом для всех" в Сен-Кантен-ан-Ивлин и др.). Крытые рекреационные пространства, оборудованные местами отдыха, декоративной скульптурой, фонтанами, зеленью, средствами аудио-визуальной информации используются в большинстве крупных торговых комплексов, претендующих на роль центров притяжения новых районов. Лозунг потребительского общества "покупка есть праздник" находит здесь свою материальную реализацию. В комплексе Гранд Пляс ясно просматриваются попытки выйти за рамки простой "машины для продажи" путем тесной интеграции различных функциональных групп (торговля, зрелища, информация, культурно-просветительные учреждения). Гранд Пляс - собственность города, она открыта и отапливается круглые сутки, а общественные службы функционируют независимо от работы магазинов. Интерьеры комплекса насыщены малыми архитектурными формами, имеющими прямое функциональное использование (места отдыха, информационные установки, освещение, витрины) и одновременно решенными пластически как своеобразные декоративные полихромные скульптуры. Особую известность комплекс получил благодаря гигантской монументально-декоративной росписи длиной 250 м (2 тыс. м2), покрывающей по периметру все его фасады (художники Кюжо, Флёри, Латиль, Парре, Тиссеран). Роспись трактована как совершенно различные по композиции живописные вставки, полностью занимающие всю поверхность стен между отдельными пилонами. Сюжет живописи - разнообразные варианты сюрреалистической трансформации картины Т. Жерико "Плот "Медузы", выполненные в манере гиперреализма ("одиннадцать вариаций Плота Медузы или дрейф общества"). При помощи этого сюжета авторы, выполнявшие заказ муниципалитета, пытались "отразить проблемы, поставленные обществом потребления" 106.

Гренобль. Дом культуры. Архит. А. Вожански. Интерьер
Гренобль. Дом культуры. Архит. А. Вожански. Интерьер

Гренобль. Дом культуры. Архит. А. Вожански. План 1 - крытая терраса; 2 - верхний уровень вестибюля; 3 ?- зрительный зал на 1253 мест; 4 - дискотека, библиотека; 5 - закусочная; 6 - фойе
Гренобль. Дом культуры. Архит. А. Вожански. План 1 - крытая терраса; 2 - верхний уровень вестибюля; 3 ?- зрительный зал на 1253 мест; 4 - дискотека, библиотека; 5 - закусочная; 6 - фойе

Подобное сюжетное осмысление данной темы довольно характерно для приемов станкового искусства западного авангарда. Гипертрофированные до архитектурных размеров, эти приемы отражают один из полюсов пластических исканий французских монументалистов, сопровождающийся нивелированием масштабной однозначности и композиционного монизма синтезируемых искусств. Формальный язык стенописи сближается не только со стилистикой современного станкового искусства, но и с языком торговой рекламы. Огромные и относительно автономные к архитектуре панно, которыми как бы обклеены стены Гранд Пляс, свидетельствуют о процессе демонументализации искусства и уничтожении традиционной иерархии искусств в контексте визуальных коммуникаций города.

К главным архитектурным достопримечательностям современного Гренобля можно отнести также местный Дом культуры, расположенный на границе между старым городом и новыми кварталами. Комплекс Дома культуры, построенный к открытию X Олимпийских игр 1968 г. по проекту архитектора А. Вожанского, включает три зрительных зала, разнообразные выставочные пространства, холлы, фойе, библиотеку, дискотеку, детский сад, снэк-бар, галерею проката произведений искусства, административные и технические помещения.

В плане здание имеет вид вытянутого прямоугольника (40X105 м), западная сторона которого скруглена в форме эллипса, а к южной добавлен невысокий объем. Фасады Дома культуры отличаются предельной простотой и строгостью. Здесь нет тех сложных скульптурных форм из монолитного железобетона, которые были характерны для более ранних построек Вожанского. Ровные поверхности стен, расчерченные четкой графикой облицовочных панелей, лишь на боковых фасадах кое-где оживляются нишами светопроемов. С белыми фасадами контрастируют колосниковые надстройки зрительных залов, покрашенные в черный цвет, и глубокая тень ниши-террасы, расположенной под эллипсовидным объемом. Бросается в глаза бескомпромиссность авторского метода проектирования "изнутри".

В отличие от строгого решения фасадов, интерьеры Дома культуры отличаются богатством пластики, сложностью пространственного построения. Небольшой рельеф участка, на котором расположено здание, обусловил появление двух входов и соответственно двух вестибюлей, расположенных на разных этажах и сообщающихся с тремя зрительными залами. Почти все интерьеры Дома, за исключением библиотеки, детского сада, театральных и служебных помещений, объединены общим пространством, подразделяемым перепадом уровня пола, стационарными и раздвижными перегородками на отдельные функциональные зоны. Мастерски обыгранная расслоенность уровней, многосветность (антресольные галереи нижнего и верхнего холлов), а также разнообразные по пластике и ритму лестницы создают живописное многоплановое пространство, являющееся главным элементом художественной выразительности интерьеров.

Более половины общей площади Дома культуры занимают три зрительных зала (большой на 1253 места, малый на 323 места и так называемый мобильный театр на 538 мест), которые рассчитаны на проведение различных мероприятий. Особый интерес представляет архитектурное решение мобильного театра: в центре зала находится круглая в плане, слегка наклонная площадка с местами для зрителей, которая может вращаться с различной скоростью (до 2,5 м в секунду), ориентируя на разные точки кольцевой сцены. В свою очередь кольцевая сцена также может вращаться вокруг зрителей. К половине окружности кольцевой сцены примыкает более традиционная глубинная сцена эллиптической формы (общий характер плана и решение западного фасада комплекса производны от мобильного театра).

Зал перекрыт решеткой, позволяющей подвешивать декорации, осветительную арматуру и аппараты звукового сопровождения. Все управление спектаклем сконцентрировано в кабине, висящей над зрительскими местами в центре зала.

В мобильном театре в значительной степени были реализованы те идеи, которые ранее были высказаны А. Вожанским и режиссером Ж. Полиери в проекте "театра тотального движения". Их смысл заключается в обновлении организации спектакля, создании новых сценических возможностей для режиссеров и постановщиков, активизации связи между актером и зрителем путем максимального использования средств движения и трансформации зала.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев Алексей Сергеевич подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://townevolution.ru/ 'TownEvolution: История архитектуры и градостоительства'