Новости   Библиотека   Ссылки   Карта сайта   О сайте  


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Создание новых центров в исторически сложившихся городах (Гавр, Ковентри, Кассель)

Как уже говорилось, конкретное содержание восстановительных работ предопределялось военными потерями. Если городской общественный центр оказывался полностью уничтоженным, то перед архитекторами открывалась возможность создания центра нового типа с применением самых передовых градостроительных достижений. В таких случаях архитекторы получали гораздо большую творческую свободу, но вместе с тем на них ложилась и неизмеримо большая ответственность, поскольку им самим, без помощи архитектурного наследства, приходилось решать все без исключения функциональные и художественные задачи. Из широкого круга западноевропейских городов, полностью изменивших свою архитектурно-планировочную конституцию, мы выбираем Гавр, Ковентри и Кассель. Первый из них дает блестящий пример создания нового образа города в регулярной, чисто французской редакции; второй - демонстрирует удачное функциональное зонирование центрального района города, тогда как третий, сочетая элементы того и другого, оригинально разрешает проблему городского движения.

Огюст Перре (1874-1954 гг.). Выдающийся мыслитель и мастер французского зодчества первой половины XX в. Гармонически сочетал в своих произведениях преемственность и новаторство. Возглавлял послевоенную реконструкцию Гавра
Огюст Перре (1874-1954 гг.). Выдающийся мыслитель и мастер французского зодчества первой половины XX в. Гармонически сочетал в своих произведениях преемственность и новаторство. Возглавлял послевоенную реконструкцию Гавра

В послевоенной градостроительной практике Франции реконструкция Гавра занимает особое место не только в связи с весьма оригинальным архитектурно-пространственным решением центральных ансамблей, но и благодаря необычной земельной политике, проведенной в условиях капиталистического города.

В результате массированного налета англо-американской авиации в сентябре 1944 г. центральные кварталы Гавра превратились в груду развалин (На Гавр было сброшено 11 тыс. т бомбового груза, в результате чего погибло несколько тысяч человек и было разрушено около 10 тыс. зданий). По окончании войны восстановление города было поручено известному французскому архитектору Огюсту Перре (при участии планировщика Барманна). Перре возглавил целый творческий коллектив, в состав которого вошли в основном его ученики и единомышленники: Турнан, Ланьо, Одижье, Пуарье, Донне и др. Какие же конкретные цели стояли перед архитекторами и какими реальными возможностями они располагали? Прежде всего нужно было восстановить в кратчайший срок жилой фонд города.

Гавр. Перспектива авеню Фош. Справа - башня ратуши; вдали (между двумя высотными зданиями) - Океанские ворота
Гавр. Перспектива авеню Фош. Справа - башня ратуши; вдали (между двумя высотными зданиями) - Океанские ворота

Однако восстановление зданий на прежних участках с учетом современных требований к инсоляции и аэрации позволило бы разместить лишь 2/3 довоенного числа жителей, тогда как для расселения остального населения нужно было либо увеличить территорию, либо повысить общий уровень этажности. Архитекторы избрали второй путь, в связи с чем и установили среднюю плотность населения в 700-900 человек на 1 га.

Кроме строительства жилых и общественных зданий следовало упорядочить уличную систему города, которая в центральном районе не соответствовала современным транспортным требованиям.

Помимо чисто утилитарных задач перед архитекторами стояла еще одна, неизмеримо более сложная творческая задача - создание архитектурного образа города, который фактически служил главным въездом во Францию со стороны Атлантического океана (Нельзя не отметить того обстоятельства, что довоенный Гавр был в художественном отношении безликим городом с мелкомасштабной эклектической застройкой, типичной для XIX в. Город не имел также архитектурно выразительного центра).

План центральной части Гавра. Считая Гавр морскими воротами Франции, Огюст Перре придал своим ансамблям столичный масштаб: 1 - площадь Ратугии; 2 - Океанские ворота; 3 - церковь св. Жозефа; 4 - культурный центр
План центральной части Гавра. Считая Гавр морскими воротами Франции, Огюст Перре придал своим ансамблям столичный масштаб: 1 - площадь Ратугии; 2 - Океанские ворота; 3 - церковь св. Жозефа; 4 - культурный центр

Несмотря на финансовую помощь со стороны государства, реализация архитектурно-планировочного замысла требовала полного единодушия и объединения усилий как со стороны архитекторов и членов городского совета, так и со стороны владельцев земельных участков. Другими словами, требовалось обобществление городской территории. Однако на первом этапе работы всякое посягательство на "священные принципы частной собственности" вызывало активное сопротивление со стороны местных жителей. И лишь терпеливые разъяснения, проведенные муниципалитетом (в состав которого входило тогда несколько коммунистов), а также благодаря авторитету прогрессивно настроенных граждан удалось создать благоприятное общественное мнение и приступить к реконструкции Гавра (Жители города убедились в рентабельности объединения земельных участков сразу же по окончании застройки первых кварталов. И хотя землевладельцы превратились теперь в совладельцев всей территории квартала, зато они получили в полную собственность благоустроенные квартиры, магазины и гаражи. (Tournant J. E. Une utilisation rationnelle du sol. "Urbanisme", 1955, № 39-40, p. 184)).

Париж. Перспектива улицы Риволи в сторону большой Триумфальной арки Париж
Париж. Перспектива улицы Риволи в сторону большой Триумфальной арки Париж

Огюст Перре подошел к восстановлению города реалистически. Он сохранил основную систему магистралей и площадей, однако придал им совершенно иное архитектурно-планировочное выражение. Замысел Перре сводился к тому, чтобы раскрыть центр города к побережью Ламанша. Для этой цели к западу от площади Ратуши, не уступающей по своим абсолютным размерам площади Согласия в Париже (Площадь перед ратушей имеет 243 м в ширину и 172 м в глубину при высоте горизонтального корпуса ратуши в 22 м. Размеры площади Согласия в Париже 245 X 175 м; высота выходящих на нее корпусов, построенных Габриэлем, 23 м (не считая венчающей балюстрады)), архитекторы проложили широкий проспект (авеню Фош). Это вытянутое парадное пространство, имеющее 800 м в длину и 80 м в ширину, застроили семиэтажными домами с колоннадой, скрывающей нижние этажи. При выходе к морю авеню Фош замкнули двумя Г-образными корпусами, а по сторонам построили четырнадцатиэтажные "башни-пилоны", получившие название "Океанских ворот". Интересно отметить, что общая высота башенных зданий (45 м), а также уровни их горизонтальных членений почти совпадают с парижской аркой на площади Звезды, что подтверждает стремление Перре и его соавторов (Пуарье и Эрмана) придать столичный масштаб этому ансамблю.

Несколько иначе подошел Перре к решению второй композиционной оси северо-южного направления. В отличие от Парижской улицы, авеню Фош начинаясь у площади Ратуши, получила незначительную ширину (около 15 м) и соответствующую застройку, имеющую три этажа над сквозной галереей. Эта торговая улица пересекает площадь Гамбетты, расположенную в конце прямоугольного водоема, носящего название бассейна Коммерции.

План Тюильрийского сада и Елисейских полей: 1 - площадь Согласия; 2 - Круглая площадь; 3 - Палата депутатов
План Тюильрийского сада и Елисейских полей: 1 - площадь Согласия; 2 - Круглая площадь; 3 - Палата депутатов

Третьей, не менее существенной магистралью, имеющей большое транспортное значение, является прибрежный бульвар Франциска I. Интересно, что здания, формирующие его северо-восточную сторону, расположены под углом к красной линии, что не только защищает второстепенные улицы широтной ориентации от сильных западных ветров, но и придает художественное своеобразие уличной перспективе.

Архитектурно-планировочный модуль Гавра, установленный Огюстом Перре (размеры модуля соответствуют шагу конструктивных опор зданий, что составляет 6,24 м)
Архитектурно-планировочный модуль Гавра, установленный Огюстом Перре (размеры модуля соответствуют шагу конструктивных опор зданий, что составляет 6,24 м)

Итак, сохранив в основном старую координатную систему в планировке городского центра, Огюст Перре установил в нем совершенно новый градостроительный порядок, в основу которого, как мы увидим в дальнейшем, был положен единый пространственный модуль.

Стремление к унификации железобетонных конструкций, а также желание создать архитектурно-художественное единство заставило Перре задуматься над выбором такой метрической величины, которая была бы измерителем и планов, и фасадов зданий. Такой величиной оказались 6,24 м. При определении модуля Перре исходил из обычной ширины жилого корпуса (12-13 м), для перекрытия которого при одной промежуточной опоре требуются железобетонные балки длиной от 6 до 6,5 м. Однако Перре принял за стандарт прогон 6,24 м ввиду того, что это число делится на 2 и на 3, т. е. удобно и в инженерно-технических расчетах (La Technique des Travaux, 1955, janvier-fevrier, p. 24). Исходя из конструктивной логики авторы проекта сделали соразмерными модулю не только отдельные элементы зданий, но и сочли целесообразным распространить модульную разбивку на всю центральную территорию города.

Гавр. Ратуша
Гавр. Ратуша

Таким образом, преследуя, казалось бы, чисто утилитарные цели (что особенно любил подчеркивать Перре), архитекторы сумели добиться и определенных эстетических качеств. Они творчески переосмыслили принципы классицизма, доказав, что модульная система, равно как и столь традиционная во Франции регулярная композиция, имеют право на существование и в настоящее время. Будучи одним из пионеров современного зодчества, Перре никогда не входил в конфликт с архитектурой прошлых эпох. Напротив, он всегда стремился создавать "привычную городскую среду". Так, он любил повторять, что "...тот, кто, решая новые задачи на основе использования современных строительных материалов, создает произведения, которые, казалось бы, всегда существовали, может считать себя удовлетворенным..." (Perret August. Contribution a une theorie de l'architecture. Paris, 1952).

Застройка южной стороны площади Ратуши в Гавре
Застройка южной стороны площади Ратуши в Гавре

И действительно, несмотря на то что застройка Гавра весьма современна (в основном железобетонные каркасные здания), город все же производит впечатление чего-то очень знакомого и привычного. Проходя по авеню Фош, вы невольно вспоминаете улицу Риволи. Эту ассоциацию вызывают одинаковые габариты жилых домов, ритмичная колоннада, за которой прячутся витрины магазинов, и, наконец, сплошные балконы, растянутые вдоль верхних этажей. Трудно найти аналогии во французской архитектуре прошлых эпох с такими новыми зданиями Гавра, как церковь и ратуша, и все же эти сооружения кажутся очень знакомыми и вы сразу угадываете их прямое функциональное назначение.

В чем же причина того, что застройка Гавра не оставляет впечатления полной отчужденности от человека, которая присуща многим ультрасовременным архитектурным комплексам?

Огюст Перре при участии Одишье. Собор св. Жозефа в Гавре - главная вертикаль, ориентирующая корабли, прибывающие к эстуарию Сены
Огюст Перре при участии Одишье. Собор св. Жозефа в Гавре - главная вертикаль, ориентирующая корабли, прибывающие к эстуарию Сены

Дело в том, что Перре, не скрывая конструктивного каркаса зданий, никогда не удовлетворялся показом одних только голых конструкций. Превращение нижних опор в круглые или граненые колонны, применение панелей с привычными глазу "классическими" пропорциями окон, бетонные наличники и другие детали сближали его архитектуру с архитектурой прошлых эпох. Кроме того, Перре придавал большое значение архитектурному расчленению зданий по горизонтали и вертикали. Все это делало постройки Перре архитектоничными, а следовательно, и соразмерными человеческому масштабу. Планировка и застройка Гавра не производит монотонного впечатления. Это объясняется тем, что в городе совершенно отсутствуют повторяемые с точностью копии типовые дома. Жилые и общественные здания варьируются как по этажности, так и по архитектуре своих фасадов. Особая заслуга архитекторов - в умелом размещении вертикалей на территории города. Главным архитектурным объемом, доминирующим в панораме Гавра, служит церковь св. Жозефа, построенная по проекту Перре и Одижье. Это сооружение высотой в 106 м напоминает граненую колокольню. Кубовидный нижний объем церкви вписывается в застройку бульвара Франциска I, тогда как высотная часть принадлежит всему городу. Видимая на далеком расстоянии с моря монументальная белая вертикаль является как бы символом возродившейся послевоенной Франции.

Интерьер собора св. Жозефа, сочетающий бетонную конструкцию с полихромными витражами
Интерьер собора св. Жозефа, сочетающий бетонную конструкцию с полихромными витражами

Второй по значимости городской вертикалью Гавра служит 17-этажная башня ратуши, построенная Перре и Турнаном. При высоте 72 м и несимметричном расположении она рассчитана на косоугольные точки зрения со стороны главной площади города.

Символическая статуя героини средневекового Ковентри - леди Годивы на площади Бродгейт. Вдали - сохранившаяся готическая церковь св. Троицы
Символическая статуя героини средневекового Ковентри - леди Годивы на площади Бродгейт. Вдали - сохранившаяся готическая церковь св. Троицы

Помимо этих двух вертикалей другие многоэтажные сооружения лишь фиксируют наиболее важные звенья городского центра.

Большое значение придавали создатели нового Гавра и колористике города. Серое, почти всегда покрытое низкими облаками небо Ламанша было невыгодным фоном для столь же серых железобетонных зданий. Поэтому Перре и его сотрудники широко применяли подцвеченный бетон, которым покрывали стенные панели, колонны и другие детали зданий. Благодаря этому рядовые дома получили приятные цветные вставки мягких пастельных тонов, а ярко-желтые оконные жалюзи контрастировали с ними, создавая иллюзию солнечных пятен. Что же касается главных зданий - церкви и ратуши - то для них был избран чистый белый цвет. "...Белым надо отмечать все самое благородное...", - говорил Огюст Перре.

Ковентри. План центральной части города по проекту архит. Артура Линга: 1 - площадь Бродгейт; 2 - мемориальная площадка разрушенного старого собора; 3 - новый собор; 4 - церковь св. Троицы; 5 - рынок розничной торговли с паркингом па 200 машин наверху; 6-6 - административный и общественный центр с ратушей; А-А и Б-Б - открытые пассажи торгового центра. Клеткой заштрихованы промышленные территории
Ковентри. План центральной части города по проекту архит. Артура Линга: 1 - площадь Бродгейт; 2 - мемориальная площадка разрушенного старого собора; 3 - новый собор; 4 - церковь св. Троицы; 5 - рынок розничной торговли с паркингом па 200 машин наверху; 6-6 - административный и общественный центр с ратушей; А-А и Б-Б - открытые пассажи торгового центра. Клеткой заштрихованы промышленные территории

Конечно, далеко не все архитектурные сооружения Гавра были удачными. Наряду со зданиями, построенными на высоком художественном уровне, имеется немало посредственных построек. Огюст Перре разделил печальную участь очень многих буржуазных архитекторов и художников. Обладая интересными и зрелыми теоретическими концепциями, он оставил после себя лишь отдельные афоризмы, передаваемые его учениками из уст в уста. Будучи автором многочисленных творческих замыслов, он сумел осуществить лишь очень немногое. И хотя все постройки Перре отражают его своеобразную архитектурную философию, они не получили единодушного признания среди современников. Все же реконструкцию Гавра можно считать положительным вкладом в западноевропейское градостроительство. Гавр явился как бы творческой лабораторией, где в масштабе крупного городского района решались задачи, связанные с созданием целостного ансамбля на основе современной функциональной архитектуры.

* * *

В траурном списке варварски разрушенных городов Ковентри находился рядом с Варшавой, Сталинградом и Роттердамом. Именно этим и объяснялось то большое внимание, которое проявили в свое время широкие общественные круги Англии и других пострадавших стран к восстановлению этого города. Однако задачи и методы реконструкции Ковентри сильно отличали его от других, столь же разрушенных европейских городов. Если в Гавре архитекторы пытались создать улучшенный вариант предвоенного городского центра, то в данном случае задача заключалась в значительном расширении и развитии его торговых и общественных функций. Причиной послужил быстрый рост Ковентри в последние десятилетия.

Новый торговый центр в Ковентри. Вход в магазин
Новый торговый центр в Ковентри. Вход в магазин

Расположенный в 28 км к юго-востоку от крупнейшего промышленного центра средней Англии - Бирмингема, Ковентри вплоть до начала XX в. оставался незначительным населенным пунктом. Но как только в окрестностях города появились предприятия автомобильной, а затем авиационной и химической промышленности, его территория, как и численность населения, стали быстро расти (В 1901 г. в Ковентри насчитывалось всего лишь 70 тысяч жителей, тогда как к 1951 г. его население достигло уже 258 тыс. (L'architecture d'aujourd'hui, 1955, № 63.)). Фактически к концу 30-х годов Ковентри состоял из нескольких промышленных и жилых поселков, которые окружали исторически сложившееся городское ядро. Вполне понятно, что небольшой, сформировавшийся еще в средние века городской центр не обслуживал отдаленные окраины города.

Новый торговый центр в Ковентри. Главный пассаж
Новый торговый центр в Ковентри. Главный пассаж

В процессе работы над проектом послевоенного восстановительного строительства английские архитекторы (Дональд Джибсон, затем Артур Линг) создали новую концепцию общегородского центра, согласно которой он должен был объединить отдельные поселения в единое планировочное целое. Однако решение этой задачи далось им не сразу. Ввиду того что Ковентри не был ни центром округа, ни тем более графства, нечего было и думать о создании в нем крупного комплекса административных зданий. В то же самое время нельзя было рассчитывать и на образование местного "сити", поскольку представительства фирм находились на территории крупных промышленных предприятий. Следовательно, в самом Ковентри оставались только торговые и гражданские здания, на которые и пришлось ориентироваться при составлении проекта нового центра.

Ковентри. Выход из торгового центра на площадь Бродгейт. Перспективу замыкает уцелевшая колокольня старого собора св. Михаила
Ковентри. Выход из торгового центра на площадь Бродгейт. Перспективу замыкает уцелевшая колокольня старого собора св. Михаила

Итак, на территории, окруженной кольцевой магистралью (диаметром 1,2 км), было решено создать два крупных общественных комплекса: в западной половине - торговый, а в восточной - культурный и гражданский. Расширенная и благоустроенная площадь Бродгейт превращалась в соединительное звено этой простой в своем существе планировочной композиции. Согласно проекту, торговый центр, заключенный между городскими магистралями Хертфорд и Корпорейшен-стрит, располагался вдоль двух взаимно перпендикулярных пешеходных улиц. Одна из них, проходившая с запада на восток, была ориентирована на шпиль городского собора, тогда как вторая пересекала торговый район с севера на юг. Так как въезд на территорию шоппинга был воспрещен, то товары подвозили со стороны складских помещений. Что же касается автомобильных стоянок, то помимо специально построенных двух-трехъярусных гаражей паркинги размещали и на кровлях торговых зданий. Так, например, на крыше круглого рынка находилась большая стоянка на 250 автомобилей (Подробный отчет о реконструкции Ковентри см. в журнале The Architectural Design, 1958, № 12, vol. XXVIII).

Ковентри Новый собор св. Михаила, построенный по проекту архит. Базила Спенсе в 50-х годах
Ковентри Новый собор св. Михаила, построенный по проекту архит. Базила Спенсе в 50-х годах

Особое внимание архитекторы сосредоточили на решении пешеходных торговых улиц (пассажей), куда выходили витрины многочисленных магазинов. Вымощенные каменными плитами открытые пассажи с их небольшими деревьями, газонами и скамейками для отдыха привлекали к себе многочисленных посетителей. Этому способствовало также и впечатление уютной изолированности внутренних пространств. Для этой цели западный конец торговой улицы удачно завершили шестиэтажным горизонтальным зданием, тогда как северный конец - домом башенного типа.

Интерьер нового собора
Интерьер нового собора

Несмотря на свои относительно небольшие размеры, торговый центр Ковентри вполне оправдал возлагавшиеся на него надежды. Он действительно стал самым популярным и наиболее часто посещаемым местом города. Но чрезмерно сильный поток покупателей создал транспортную перегрузку во всем центральном районе, что усугублялось затянувшимся строительством обходной кольцевой магистрали.

В отличие от торговых кварталов остальная территория городского центра Ковентри кажется на первый взгляд лишенной четкой пространственной организации. Однако это не совсем так. Здесь также имеется своя функциональная логика в размещении зданий различного назначения.

Кассель. Проект послевоенной реконструкции центральной части города, составленный специальной планировочной комиссией: 1 - Фридрихсплатц; 2 - Королевская площадь; 3-3 - Треппен-штрассе; 4 - театральный комплекс; 5 - стадион; 6 - вокзал; АБВГ - новая кольцевая магистраль
Кассель. Проект послевоенной реконструкции центральной части города, составленный специальной планировочной комиссией: 1 - Фридрихсплатц; 2 - Королевская площадь; 3-3 - Треппен-штрассе; 4 - театральный комплекс; 5 - стадион; 6 - вокзал; АБВГ - новая кольцевая магистраль

Главным городским пространством Ковентри и его геометрическим центром является площадь Бродгейт. Архитекторы превратили бывший перекресток улиц старого города в обширную прямоугольную площадь, ось которой ориентирована на башню городского собора. Западная сторона площади застроена двумя симметричными зданиями, фланкирующими главный вход на территорию торгового центра. С северной стороны на площадь выходит большой универсальный магазин, а в центре ее расположена конная статуя легендарной покровительницы города Ковентри - леди Годивы.

Кассель. Район тяжелых разрушений, причиненных налетами англо-американской авиации (залит черным): 1 - Фридрихсплатц; 2 - Королевская площадь; 3 - железнодорожный вокзал
Кассель. Район тяжелых разрушений, причиненных налетами англо-американской авиации (залит черным): 1 - Фридрихсплатц; 2 - Королевская площадь; 3 - железнодорожный вокзал

С востока к площади Бродгейт примыкает комплекс церковных зданий. Рядом с сохранившейся церковью Троицы находится старый средневековый собор св. Михаила, руины которого включили в ансамбль нового центра в качестве памятника минувшей войны. Его уцелевшая колокольня, сложенная из красноватого камня и увенчанная шпилевидным завершением, по-прежнему доминирует в городском силуэте, а разрушенное здание заменено теперь новым храмом, построенным в непосредственном соседстве. Однако современный собор, возведенный архитектором Безилом Спенсе, далеко уступает своему готическому предшественнику в пропорциях, монументальности и ясности композиционной идеи. Фактически новый собор - лишь удобное помещение для молящихся; он не имеет художественно полноценного образа церкви.

Кассель. Перспектива Треппенштрассе. План и продольный разрез по улице-лестнице Треппенштрассе
Кассель. Перспектива Треппенштрассе. План и продольный разрез по улице-лестнице Треппенштрассе

В квартале, расположенном позади церковных сооружений, сгруппированы здания спортивного и культурного назначения (крытый бассейн, колледж, библиотека и картинная галерея), а к югу от собора концентрируются учреждения, связанные с городским управлением.

Гражданский центр Ковентри группируется вдоль протяженного форума, ориентированного продольной осью на колокольню собора. На форум выходят старое и новое здания муниципалитета, а также полицейское управление и центральная телефонная станция. Ввиду того что это крупнейшее городское пространство предназначалось специально для торжественных праздничных шествий, архитекторы сделали его изолированным. Но следует отметить, что отсутствие на форуме архитектурно выразительных объемов или ориентирующих вертикалей не дает возможности различить его среди однообразной городской застройки.

В настоящее время реконструкция Ковентри подходит к концу. Каких же результатов достигли архитекторы и какие задачи предстоит им решить в ближайшее время? По этому поводу существуют различные мнения.

Так, большинство английских планировщиков положительно оценивают функциональную организацию городского центра. И в то же время они не могут не признать, что транспортная проблема остается все еще нерешенной. По-прежнему магистрали разрезают центральный район на отдельные островные кварталы, по-прежнему улицы перегружены транспортом, а пешеходы (за исключением шоппинга) подвергаются постоянной опасности. И только тогда, когда вся территория центра в пределах обходного кольца будет отдана пешеходам, центр Ковентри начнет функционировать нормально. Что же касается городской застройки (включая и жилые здания), то она оставляет желать много лучшего. С этой точки зрения Ковентри нельзя отнести к архитектурно выразительным городам нового типа. Его силуэт слишком плоский и скучный, и вряд ли смогут его оживить и украсить многоэтажные здания башенного типа, которые предполагают поставить вдоль окружающей центр кольцевой магистрали.

* * *

К числу западногерманских городов, существенно изменивших свое архитектурное лицо и ставших, по сути дела, городами нового типа, относятся Кассель, Ганновер, Киль и Штутгарт. Но, пожалуй, наиболее интересный из них - это Кассель, поскольку именно в нем и удалось создать в современных художественных формах оригинальный центральный ансамбль.

Кассель возник еще в средние века. Судоходная река Фульда, входящая в систему Везера, способствовала раннему образованию в Касселе перевалочного пункта международной торговли, тогда как местопребывание ландграфов (а затем курфюрстов гессенских и вестфальских королей) превратило его в одну из влиятельных среднегерманских столиц. Нет необходимости последовательно излагать историю развития этого города, но важно отметить, что на рубеже XVIII и XIX вв. Кассель достиг вершины своего архитектурно-планировочного развития. К этому времени старый город уже прочно сросся с геометрически правильно спланированным новым (или верхним) городом, у подножия которого простирался огромный регулярный парк с системой лучевых аллей, лужаек и боскетов. Главным городским пространством служила тогда четырехугольная, покрытая дерном Фридрихсплатц, на которой принимали военные парады. Огромные размеры площади (324 X 151 м) дали возможность разместить вдоль ее восточной границы королевский дворец, картинную галерею и военную школу. Одним своим торцом площадь выходила к прибрежному парку, тогда как вдоль второго тянулась главная торговая улица (Кенигштрассе), вливавшаяся в циркульную Королевскую площадь. Последняя служила как бы общим "шарниром" генерального плана Касселя. От нее отходили шесть улиц. Одна из них направлялась к северо-востоку (являясь главной дорогой на Падерборн), другая же выходила к короткой, но очень широкой улице, носившей название Штандеплатц. В период бурного промышленного развития Германии Кассель превратился в значительный индустриальный центр. В город врезалась железная дорога с огромным центральным вокзалом; на окраинах выросли паровозостроительные заводы и текстильные фабрики; население в совокупности достигло 150 тыс. человек. Однако запутанная уличная сеть центрального района тормозила городское движение, тогда как обветшавшая жилая застройка с годами становилась все более непригодной. Так было вплоть до второй мировой войны, принесшей Касселю неисчислимые разрушения.

Налеты на Кассель превратили в пепелище почти всю центральную часть города, где находилось большое количество легковоспламенявшихся фахверковых домов. Тем самым была подготовлена почва для смены застройки и генеральной реконструкции уличной сети. Но город не имел возможности тотчас же развернуть градостроительные работы в связи с тяжелой экономической депрессией. Лишь в 1948 г. специальная комиссия составила проект планировки Касселя, а реализация его началась еще позже - после получения субсидий от федерального правительства Западной Германии и восстановления крупнейших промышленных предприятий (Данные о реконструкции Касселя публиковались в издании Международного союза архитекторов (Строительство и реконструкция городов 1945-1957. М., 1958, т. I, кн. 2, разд. 2, с. 37), а также во многих немецких и зарубежных журналах (The Town Planning Review, 1958, № 2, vol. XXIX, p. 99)).

Ко времени составления проекта реконструкции Касселя западногерманские планировщики уже полностью разделяли доктрину Энара и Триппа о непроницаемости для транзитного движения городских общественных центров. Внутренние кольцевые магистрали создавались в Киле и Ганновере; естественно, что и Кассель не мог оказаться исключением из этого общего правила. Трасса кольцевой магистрали Касселя показана на прилагаемом чертеже. Размеры образовавшегося неправильного прямоугольника (450 X 900 м) позволяли освободить его от скоростного автомобильного движения и предоставить в распоряжение пешеходов. По замыслу планировочной комиссии, западная половина городского центра превращалась в хорошо оборудованный торговый район с включенными в него стоянками для машин. Торговое значение по-прежнему сохранялось за Кенигштрассе. При наличии параллельных переулков снабжение товарами этой главной торговой артерии Касселя значительно улучшилось. Столь же удобным было и размещение дополнительных рынков, административных и общественных зданий, промышленных предприятий и пр. Живописную фахверковую жилую застройку, которой славился старый Кассель, было решено не восстанавливать. Взамен ее прилегающие к Фридрихсплатц и вокзалу кварталы стали застраивать современными двухэтажными домами в расчете на создание высотных контрастов при помощи многоэтажных конторских зданий. Но при всех несомненных достоинствах возрожденного Касселя он ничем не отличался бы от рядовых западногерманских городов, если бы в нем не было улицы-лестницы, теперь получившей мировую известность. Треппенштрассс является средней частью большой планировочной оси, которая соединяет вокзал с прибрежным историческим парком. Своей длиной она несколько превосходит улицу зодчего Росси (250 м против 220), но в целом ось Касселя тянется на целый километр. И сколько разнообразных ансамблей нанизывается на нее! От театра, удачно поставленного под углом, зритель переходит к обширному пространству площади Фридриха, а затем уже вступает в самую улицу. Но фарватер улицы-лестницы, как и Кордоната Капитолия, расширяется при подъеме, однако не в виде расходящихся лучей, а уступами. Это делает Треппенштрассе весьма своеобразной и подготовляет к конечной цели движения - центральному железнодорожному вокзалу.

Отмечая гармоничность ансамбля Треппенштрассе, следует остановиться на художественных закономерностях, которые заключаются в пропорциональных связях между шириной улицы, длиной перегонов обоих отрезков и высотами фланкирующих домов. Как явствует из предварительного проекта, опубликованного Вольфгангом Рауда (Rauda Wolfgang. Raumprobleme im europaischen Stadtebau. Das Herz der Stadt. Idee und Gestaltung. Miinchen, 1950), архитектор (подобно Огюсту Перре) пытался ввести общий модуль, равный высоте двухэтажного корпуса (6,5 м). Зданиям, стоящим у перекрестков, он дал два модуля по высоте, тогда как замыкающему высотному зданию - четыре. Однако убедившись при разработке проекта, что высота последнего вертикального объема будет несколько срезана парапетом среднего перекрестка, он нарастил ее до пяти модулей, в результате чего высотное здание поднялось с 26 до 32,5 м. К этому нужно прибавить еще естественное повышение почвы на 16 м. Ансамбль Треппенштрассе построен на метрическом повторении одинаковых корпусов. И вместе с тем различие высот замыкающих зданий, как и несимметричное расположение улицы в отношении Фридрихсплатц, превращают его в содержательное и оригинальное архитектурное целое.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

http://athletic24.com.ua/ сустанон 250 sustanon купить.






Экологически чистый дом с нулевым энергопотреблением

Древняя архитектура иранского города спасает людей от жары

В Лондоне растёт спрос на дома со свежим воздухом внутри

Как это было: тайны, которые скрывают средневековые замки

Технологии пассивного дома приходят в многоквартирную застройку

«Отель обреченности» в Северной Корее - крупнейшее в мире заброшенное здание

Самые высокие в мире вертикальные сады в Сиднее

В Испании появился первый мост, распечатанный на 3D-принтере

Знаменитая Пизанская башня, которая все падает, но никак не упадет




© Злыгостев Алексей Сергеевич подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://townevolution.ru/ 'TownEvolution: История архитектуры и градостоительства'